Новости / Аналитика / Что противопоставить преступности
10 марта 2009, 08:42
Размер шрифта: А А А

Что противопоставить преступности

Что противопоставить преступности, противодействие преступности, украинское общество, борьба с преступностью, правоохранительные органы
Что противопоставить преступности

Противодействие преступности — одно из необходимых условий реформирования украинского общества. За годы независимости в Украине принимались многочисленные законы, указы, концепции, программы, иные нормативно-правовые акты, направленные на борьбу с преступностью и коррупцией, а также на реформирование правоохранительных и судебных органов. Но все эти меры не дали ощутимых позитивных результатов. Предупреждение преступности не стало одним из приоритетов внутренней политики. В настоящее время крайне остро стоит вопрос: идти ли дальше по пути криминализации общества или же — по пути предупреждения и противодействия криминальной экспансии? В статье анализируются причины и предлагаются меры, направленные на предупреждение криминализации общества.

Из всех проявлений всеохватывающего кризиса законности в Украине самым опасным по своим социальным результатам стал неуклонный рост преступности. Ретроспективный анализ динамики и структуры современной преступности позволяет определить три наиболее опасных ее тенденции.

Первая. Несмотря на все зигзаги динамики преступности, которые обуславливаются кардинальными социально-экономическими, политическими и правовыми изменениями, безусловно, прослеживается тенденция к ее увеличению как по абсолютным показателям и темпам роста, так и относительно численности населения. И на этом фоне кажутся преждевременными оптимистические заявления некоторых должностных лиц правоохранительных органов относительно признаков стабилизации и даже начала перелома в динамике преступности, начиная с 2005 г. Криминальная ситуация продолжает ухудшаться. И если она не находит своего адекватного воспроизведения в статистических показателях, то это обусловлено тем обстоятельством, что в последние годы состоялась существенная декриминализация законодательства, либерализация наказания и правоприменительной практики. Следует отметить также неполный охват органами криминальной юстиции всего массива преступлений в связи с высоким уровнем скрытой, латентной преступности, манипуляцией статистическими показателями, а также коррупцией в правоохранительных и судебных органах.

Вторая. Главным плацдармом, на котором разворачиваются криминальные баталии, является экономика. Масштабы преступности в сфере экономики достигли такого уровня, что она стала определять характер и направление реформ не только в сфере экономики, но и в системе государственного строительства и правоохранительной деятельности.

Как показывает Министерство экономики, объем теневого оборота за 2007 год исчисляется 180 млрд. грн. Уровень тенизации составляет 26%. Восемьдесят процентов товаров широкого потребления поступают в Украину по теневым схемам контрабандным путем. По независимым экспертным оценкам, около 90 % приватизированных предприятий работают под контролем уголовно-олигархических кланов, а теневая экономика составляет 50—60%.

Однако количество выявленных преступлений в сфере экономики в 2007 году по отношению к прошлому году, по данным МВД, возросло всего лишь на 0,3%. А по многим видам преступлений в сфере хозяйственной и служебной деятельности отмечается существенное их снижение: в сфере банковской деятельности — 5,4%, в топливно-энергетическом комплексе — 11,7%, в агропромышленном комплексе — 15,3%, в сфере приватизации — 2,6%, в сфере служебной деятельности — 5,1%. Общая сумма убытков от преступлений в сфере экономики по выявленным преступлениям составляет около миллиарда гривен.

Третья. Проведенные исследования дают все основания говорить о качественно новых характеристиках украинской преступности, которая уже вышла за национальные границы и нанесла серьезный удар по престижу страны и ее национальной безопасности.

Ситуация с преступностью в Украине настолько осложнена, что она нуждается в самом глубоком и комплексном анализе, основанном на взаимодействующем потенциале юридических наук, государства и гражданского общества.

Анализируя официальные статистические источники, показатели социально-экономического положения страны, можно спрогнозировать, что в ближайшее время реального, а не статистического уменьшения уровня преступности в стране не произойдет. Причины этого заключаются в недостаточной эффективности деятельности правоохранительных органов и всего общества относительно предотвращения и противодействия преступности в стране. Уже сейчас некоторые ученые говорят о создании преступного государства. Поэтому прогностические оценки имеют приоритетное значение для стратегии вывода общества из аномического состояния.

Некоторые западные криминологи считают, что современные тенденции роста преступности в мире — это своего рода плата за свободу и демократию. При этом утверждается, что низкий уровень преступности, характерный для социалистических стран, обусловлен главным образом тотальной системой государственного контроля и идеологического влияния. Указывается на непропорционально высокую численность в этих странах, в отличие от Запада, полицейского аппарата и низкую численность судейского корпуса как атрибута демократии.

Подобные взгляды в разной степени разделяют и некоторые отечественные ученые. По их предварительным расчетам, в стране в ближайшие пять лет преступность возрастет в 2,5 раза сравнительно с нынешним уровнем. С этим сложно согласиться, поскольку Украина, по нашему мнению, уже достигла своего криминального пика. А обозначенный рост преступности вообще может привести к перерождению государства в криминальное сообщество.

Прогнозировать тенденции преступности в переходных условиях политической и экономической нестабильности, тем более в связи с будущими изменениями правовых основ функционирования украинской государственности в ходе конституционной реформы, довольно проблематично. Однако не подлежит сомнению, что особенности национальной криминогенности могут не только догнать, но и обогнать «цивилизованный» Запад по показателям преступности. Что касается преступности в сфере хозяйственной деятельности, то это уже состоялось.

Динамика преступности в украинском обществе, как показывают результаты исследований, достигла своего апогея именно в период радикальных политических и экономических трансформаций.

Сам характер и «почерк» криминализации в украинском обществе несет в себе отражение эпохи первоначального накопления капитала с ее известными социальными неурядицами — безработицей, резким имущественным расслоением населения, падением моральных устоев, криминализацией политикума, пренебрежительного отношения к антикриминальным институциям общества.

В Украине все эти нелады легли на благодатную подпочву правового нигилизма как «сверху», так и «снизу».

В криминализацию экономики и других областей общественной жизни внесло свою лепту также вольное понимание демократии и принципа верховенства права, которые приобрели гипертрофированные формы вседозволенности.

Как показывает исторический опыт, переходный период, при котором происходят кардинальные изменения в основных сферах жизнедеятельности общества и развиваются новые общественные отношения, всегда связан с ростом социального напряжения, нарушениями правопорядка, потерей моральных и правовых ориентиров. Оранжевая революция не исключение. Проблема заключается не в том, как избежать этой закономерности, а в том, как познать, проанализировать и максимально ослабить разруши­тельные последствия, разработать принципы правопорядка в стране на новом историческом витке. Этот вопрос является сейчас центральным для криминологической науки, поскольку без научного осмысления криминального «взрыва» невозможно построить продуктивную концепцию и политику противодействия преступности и спрогнозировать ее будущее состояние. В связи с этим неубедительной выглядит концепция «наследственности» украинской преступности от советского периода, поскольку она игнорирует главное — создание нового плацдарма для генезиса преступности и существенные изменения в условиях социально-экономической жизнедеятельности общества.

В Украине сложилась во многом парадоксальная ситуация, когда государство само создало властно-управленческий вакуум в наиболее острой сфере жизнедеятельности — социально-правовой. Теоретическое заимствование неолиберальных моделей рыночной экономики с их концепцией саморегуляции дало о себе знать и в государственно-правовом строительстве. В результате значительно был ослаблен контрольный механизм государства. Возник огромный дисбаланс между экономическими, политическими реалиями обновляемого общества и явным запаздыванием их правового обеспечения. Из 8,5 тыс. нормативно-правовых актов, регулирующих правовые отношения в сфере экономики, которые были проанализированы Министерством юстиции в 2006 году, 5 тыс. не отвечали основным положениям регуляторной экономической политики государства. В криминализации общества сфокусировались все недостатки реформирования, которые не были прогнозируемы на широком социально-экономическом спектре жизнедеятельности общества. Поскольку реформировались все сферы общественных отношений, то необходимо было комплексное отслеживание всех возможных отрицательных процессов и их последствий.

Ни одна из программ профилактики (борьбы) преступности, принятых за годы радикальных реформ, не была выполнена вследствие отсутствия финансового и материального обеспечения, надлежащего контроля и их несоответствия идеологии реформирования общества. Кроме того, и самим правоохранительным органам был нанесен сокрушительный удар вследствие их недофинансирования, слабого ресурсного обеспечения, некомпетентного реформирования и руководства. Нет оптимизма и относительно выполнения новой Комплексной программы профилактики правонарушений на 2007—2009 годы.

В связи с этим обращает на себя внимание и впечатляющая беспомощность контролирующих органов государства. Ее наглядные проявления — в массовом оттоке капиталов за границу, легализации (отмывании) преступных доходов, установлении контроля криминальных структур над коммерческими банками, предприятиями. И как результат — образование в государстве криминального, олигархического капитала и проникновение его представителей во властные структуры. Практически подорвана налоговая дисциплина. В бюджет не поступает около половины налогов. Расширена база криминального капитала за границей.

Исследования, проведенные нами ранее, а также оценки зарубежных экспертов, привели к выводу, что определяющим генератором криминализации экономики в Украине является приватизация, широко открывшая ворота организованной экономической преступности и коррупции.

Таким образом, ситуация в Украине с преступностью имеет ярко выраженную экономическую подоплеку. В отличие от стран с развитой демократической структурой и политической стабильностью, экономическая организованная преступность в нашей стране сосредоточена преимущественно в сфере хозяйственной деятельности и управления ею. На Западе она в большей мере связана с общеуголовной традиционной преступностью: торговлей людьми, наркотиками, оружием, автомобилями и занятием другими преступными промыслами.

Криминальная ситуация в экономике Украины, как показывают исследования, определяется слабостью государственных институций, включая и правоохранительные органы, подверженные крупномасштабной коррупции, аморфностью государственного курса на обеспечение прогрессивных экономических и социальных реформ. Рыночный курс в течение семнадцати лет реализовывался в Украине хаотически и не был обеспечен как в идеологическом, так и в организационно-правовом отношениях. Не была сформирована концепция государственного регулирования экономики. Большинство населения, как свидетельствуют криминологические исследования, не воспринимали рыночные преобразования как желательные и связывали этот прогресс с криминализацией предпринимательства и коррупциализацией системы государственного управления и контроля.

Государство не стало надежным гарантом и самого предпринимательства. Широкое распространение получило незаконное вмешательство власти в дела предпринимателей на всех уровнях. Проведенные социологические опросы свидетельствуют, что предприниматели средней руки отсчитывают до 50% своей прибыли государственным служащим, криминальным группировкам и правоохранительным органам.

В государстве нет продуманной идеологии законотворчества. Базовые нормативно-правовые акты принимаются с большим опозданием. Это можно сказать о Гражданском, Криминальном, Уголовно-процессуальном кодексах, и о многих других нормативно-правовых актах. Концепцию реформирования системы криминальной юстиции Украины никак не могут реализовать, так как к ней имеется значительное количество принципиальных замечаний и дополнений.

Однако, наверное, самую дорогую цену общество заплатило в связи с полным демонтажем системы профилактики преступности, свертыванием многомиллионного движения общественности за укрепление правопорядка и законности в стране. Лишившись этих субъектов профилактики и не создав ничего нового, государство фактически невероятно ослабило свой профилактический потенциал и установило как бы полосу отчуждения между официальной властью, правоохранительной системой и населением.

Предотвращение и противодействие преступности и коррупции реально так и не стали составной частью задач реформирования общества. Идеологическое клише «верховенство права» вообще подорвало идею предупреждения преступности как одного из основных направлений деятельности государства.

Крайне отрицательным фактором правового нигилизма в последние годы была продолжительная и массированная атака депутатского корпуса, некоторых государственных деятелей, средств массовой информации на правоохранительные органы. В совокупности с чехардой реорганизации их аппаратов она создала в этих органах обстановку нервозности и неуверенности, породила массовый отток высококвалифицированных специалистов. Особенно следует отметить кампанию 2004 г. по «хирургическому» беззаконному отстранению от должностей руководителей правоохранительных, контролирующих органов власти и управления в центре и на местах. Результат очевидный. Общество осталось не столько без коррупционеров, сколько без полезного отечественного опыта противодействия преступности, который накапливался десятилетиями.

Существенные просчеты были допущены в процессе судебно-правовой реформы, ускорившие атрофирование контролирующей функции государства в сфере обеспечения правопорядка. Проблема предупреждения преступности в ходе такого реформирования даже не поднималась.

После принятия Конституции Украины 1996 г. длительное время проблематичным оставался правовой статус прокуратуры, определение ее основных функций и правомочий. Ослабление координационных и надзорных функций, вне всякого сомнения, нанесло существенный ущерб законности и правопорядку. Эта ошибочная линия и на сегодняшний день не исправлена в полном объеме.

Бесспорный приоритет демократического общества — обеспечение прав человека — на самом деле выразился в однобокой либерализации уголовных наказаний, преимущественной ориентации на защиту прав обвиняемых и подсудимых, улучшению условий отбытия наказания осужденных. При этом проигнорирована более актуальная проблема — защита прав миллионов потерпевших от преступных посягательств. Законодательство относительно защиты прав потерпевших фактически бездействует, убытки от преступлений возмещаются в незначительной мере.

Таким образом, результаты исследований дают все основания констатировать, что государство не обеспечило соответствующего уровня управления в процессе реформирования правоохранительных органов, потеряло контроль над криминальной ситуацией. Государство как будто забыло о своем естественном назначении — обеспечении надлежащего правопорядка в обществе.

Модели, которые сегодня предлагаются в Украине, совершенно не касаются решения задач предупреждения преступности. В этом их главный недостаток. Копирование структурно-правовых стандартов развитых стран Запада теоретически сомнительно и практически нежизнеспособно в нынешних сложных переходных условиях и нестабильной политической ситуации в стране. Если даже полностью абстрагироваться от украинской ментальности, которая не считает постыдным воровать у государства, и своеобразности евразийских традиций и культуры, в современных условиях невозможно существенно минимизировать преступные проявления только силами правоохранительных органов.

Огромное значение для реализации криминологической политики государства, определения стратегии и тактики противодействия преступности вообще и отдельных ее видов в частности имеет оптимизация моделирования правоохранительной системы в ракурсе предупредительной деятельности. Однако многое зависит и от решения неотложных тактических вопросов криминологической политики.

Среди них следует выделить проблему координации усилий правоохранительных и контролирующих органов между собой, а также государственных и общественных организаций в противодействии разрушительным криминогенным процессам. Главная задача состоит в том, чтобы на базе отечественного и зарубежного опыта сконструировать модель взаимодействия специальных правоохранительных органов, государственных контролирующих органов и гражданских организаций, которая бы имела реальные возможности для реализации задач противодействия преступности.

Изучение прошлого советского опыта борьбы с преступностью, а также зарубежных аналогов взаимодействия государственных и гражданских структур (во многом заимствованные из нашей правоохранительной практики) указывает на два важных обстоятельства.

Во-первых, координация как согласованное взаимодействие имеет значительный организационный, профилактический, психологический потенциал, создавая объективные условия для преумножения сил противодействия преступности, взаимного контроля субъектов координации, повышения их ответственности в сфере обеспечения правопорядка.

Во-вторых, ни одно даже самое богатое государство, которое инвестирует значительные средства в программы борьбы с преступностью путем их финансового и ресурсного обеспечения, не имело успеха без поддержки населения.

Криминальная ситуация в США, ФРГ, Англии и некоторых других западных странах в первой половине прошлого века начала стабилизироваться только с момента установления сотрудничества правоохранительных органов с общественностью при поддержке правительственных структур.

Политическое руководство государств, вышестоящие органы государственной власти должны консолидировать все силы общества и использовать все могущество государства для противодействия преступности. Для этого в законодательном порядке необходимо расширить правомочия общественных объединений, гарантировать им моральную и материальную поддержку.

Сегодня на повестке дня стоит неотложная задача создания не антикоррупционных ведомств, а специального государственного органа без правоохранительных функций, который занимался бы исключительно всей сложной совокупностью проблем предупреждения преступности и коррупции.

Во многих странах мира подобные органы созданы. Так, например, в Австрии существует консультативная служба по предупреждению преступности, которая имеет 143 региональных бюро, в Бельгии — Высший профилактический совет, в Дании — Высший совет профилактики, в который входит 46 организаций, в США в рамках Национального совета созданы профилактические службы, объединяющие свыше 100 общественных и государственных организаций. Они систематически анализируют состояние дел в сфере предупреждения преступности и дают надлежащие рекомендации правительственным структурам для принятия соответствующих решений.

Основными задачами такого органа должны быть: определение основных направлений государственной политики в сфере предупреждения преступности; анализ действующего законодательства, регулирующего экономические отношения; информационно-аналитическая деятельность; разработка научно-обоснованных методик определения убытков от преступлений в разных сферах хозяйственной деятельности и путей их возмещения; проведение общенациональных исследований и обследований для выявления уровня латентной преступности; анализ проявлений международной транснациональной преступности; координация деятельности отраслевых министерств и ведомств с правоохранительными органами по вопросам реализации мероприятий предупреждения преступности; обобщение практики противодействия преступности; координация научных исследований; организация международного сотрудничества относительно предупреждения преступности в первую очередь со странами СНГ; обоснование распределения ресурсов, согласно Государственному бюджету, органам, которые ведут борьбу с преступностью; проведение криминологической экспертизы проектов законов и иных нормативно-правовых актов Кабинета министров Украины, министерств и ведомств.

Учитывая просчеты прошлых лет, когда многочисленные решения и планы разнообразных координационных образований носили мелочный, факультативный характер, этот орган целесообразно наделить соответствующим организационно-властным статусом и правом выдавать обязательные для исполнения решения, распоряжаться материально-техническими и финансовыми ресурсами с целью обеспечения единства криминологической политики в масштабах всего государства.

Автор: Александр КАЛЬМАН (профессор, главный научный сотрудник Национальной академии прокуратуры Украины)

ВКонтакте Buzz Live journal Facebook Twitter

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL+Enter
Письмо редактору
Вы не авторизировались.
Если у вас уже есть учетная запись ВКурсе.ua, войдите или зарегистрируйтесь.
ваш коментарий:

Читайте также:

Украина вошла в топ-10 крупнейших экспортеров вооружений

5 декабря, 20:03

Конгресс США одобрил бюджет с $350 млн для Украины

5 декабря, 08:55

Украина поднялась на 15-е место в Глобальном индексе милитаризации

5 декабря, 08:25

Последние новости за сегодня: