Новости / Аналитика / Газовый бумеранг
22 января 2009, 08:29
Размер шрифта: А А А

Газовый бумеранг

Газовый бумеранг, Газпром, Европейский Союз, ГазпромСбытУкраина, Александр Медведев, НАК, Набукко, Ямал—Европа
Газовый бумеранг

Михаил Гончар: Этим конфликтом Россия пыталась замаскировать свои проблемы с дефицитом газа, возникающим на пике потребления

Беседовала Наталья Билоусова

Киев и Москва после трехнедельной блокады наконец подписали десятилетние газовые контракты. Но снимают ли они все проблемные вопросы в газовом диалоге? Интересно, что даже после официального понимания сторон, стоимость газа на 2009 год каждая из сторон трактовала по-своему. В Киеве среднегодовой ценой на голубое топливо для своих потребителей называют 228дол. В Белокаменной об окончательной цене молчат, и обещают назвать ее не раньше первого апреля (но уверяют, что она не превысит 250дол.). О причинах газового конфликта и об эффективности полученных в Москве результатов «День» разговаривал с руководителем энергетических программ центра «Номос» Михаилом Гончаром.

— Как вы оцениваете результаты газовых договоренностей в Москве? Можно ли их считать окончанием украино-российского газового противостояния?

— Окончательную оценку можно давать только после публичного объявления основных параметров газовых контрактов. Сегодня же эксперты имеют дело не с конкретными фактами, а с их интерпретациями. Именно по этой причине не могу утверждать или отрицать, помогут ли достигнутые договоренности застраховать в будущем Украину и Европу от повторения аналогичных газовых инцидентов.

— Вы говорите, что информации недостаточно, но ведь ее и не бывает слишком много. Из уст украинских и российских чиновников уже прозвучала информация о среднегодовой цене в 228,8дол. — 250 за тысячу метров кубических газа…

— Фактор цены, бесспорно, важен, но этого недостаточно для комплексной оценки. Украина и Россия говорят о долгосрочном, десятилетнем контракте. Поэтому для уверенности нужно взглянуть на условия контракта. Дьявол, как известно, кроется в деталях. Нужно взглянуть не только на то, что нам показывают, но и на то, о чем нам не говорят. В частности, как построена формула цены на газ? Каким образом будет происходить коррекция тарифа на транзит газа? Как будет выплачиваться услуга за подземное хранение газа? Формула цены для топливного газа после 2009 года? Для ответов требуется время. Пока что можно высказать осторожный оптимизм о результатах газового диалога, потому что определенная разрядка напряженности в газовом конфликте все же произошла. Но не более.

— Выходит, что опять-таки политическая целесообразность одержала верх над экономической логикой?

— Отстаивания политических интересов не избежать, если речь идет о торговле энергоресурсами (нефтью, газом) и оружием. Когда говорят, что в ходе переговоров нужно все отбросить и взять за основу только экономическую шкалу оценки — это не совсем корректный подход. Безусловно, можно оценивать газовые договоренности только в рамках подписанных контрактов, но всегда существует достоверность внеконтрактных договоренностей, о которых сейчас нам неизвестно, однако нет ничего тайного, что не стало бы явным впоследствии.

Полностью исключить политический компонент в газовом диалоге в будущем не удастся. Вся история газовых отношений Украины и России свидетельствует, что именно политическим компонентом объяснялись отдельные параметры газовой торговли. Беспрецедентная газовая война 2008—2009 заставит все задействованные в ней стороны в конечном итоге перейти к большему уровню прозрачности по всей газовой цепочке «добыча — транзит — потребление». На передний план выйдет вопрос прозрачности. Каждый участник должен видеть, что происходит на другом конце трубы. Только так может появиться режим доверия. Только так потребители смогут четко понимать, настолько экономически аргументирована цена газа.

— Какие уроки из газового спора должна вынести Украина, Россия и Евросоюз?

— Россия подняла газовый «меч», а он оказался газовым бумерангом. В нынешней ситуации Россия сама себе нанесла серьезный удар, нарушив (безотносительно к резким и необоснованным высказываниям в адрес Украины, как ненадежного транзитера) установившийся имидж надежного поставщика энергоресурсов. Постоянный клиент «Газпрома» Европейский Союз получил дополнительные аргументы для реализации своих планов по диверсификации поставок газа. Газовая война между Россией и Украиной стала железным аргументом ЕС для форсирования программы диверсификации.

Европейский Союз еще раз убедился в правдивости известной фразы Отто Бисмарка, что любое соглашение с Россией стоит не больше бумаги, на которой оно написано. То есть все увидели причудливость российских газовых обещаний относительно гарантий стабильности поставки газа в Европу, относительно неиспользования газа в качестве политического инструмента.

Украина же получила очередной урок: действовать нужно прозрачно. Когда действуешь прозрачно, то в случае конфликта на своей стороне можно получить больше сторонников. Снова-таки, мы должны выполнить «несделанное домашнее задание», сделать то, чего мы не делали на протяжении 17 лет — энергосбережение, развитие собственной добычи, диверсификация, стратегические запасы, альтернативная энергетика… Нужно отдать должное правительству, «Нафтогазу Украины» и «Укртрансгазу», обеспечившим каждый на своем уровне создание запаса, что и позволило Украине выдержать газовую атаку Кремля. И это единственный позитив, который мы можем вынести для себя.

— Почему Россия пошла в газовом конфликте до конца именно в конце 2008 — начале 2009 года, ведь временное прикрытие газоснабжения и газовые ультиматумы звучат в адрес Украины не впервые?

— Моя версия такой линии поведения России заключается в том, что «Газпром» вошел в период появления текущего дефицита газа при одновременном пиковом росте спроса на него, как для внутреннего потребления, так и для экспортных поставок. Обратите внимание, что неприятная ситуация с газом в 2006 году возникла также в зимний период. Газовой войной Россия пыталась замаскировать свои проблемы с дефицитом газа, который возникает на пике потребления. Россия справляется со своими обязанностями газообеспечения летом, весной, осенью. Однако пик потребления приходится на зимний период. И здесь «Газпром» оказывается бессильным. Поэтому срок этой газовой паузы был обусловлен необходимостью «Газпрома» пересечь пик потребления, увеличить запас газа и потом, когда ситуация разрешилась, выйти из газовой паузы и прекратить войну. При этом виновной сделали Украину. На протяжении 2008 года проводилась активная газпромовская дипломатия в странах ЕС. Эмиссары монополиста путешествовали от столицы к столице, рассказывая, что Украина ненадежна в качестве транзитера, что в ней могут и будут воровать газ зимой. Так европейского потребителя готовили именно к нынешнему сценарию развития газовых событий. Ему нужна была мощная масштабная акция, которая бы отвлекла внимание его клиентов от серьезных проблем.

— Выходит, что предложенный «Газпромом» пункт о применении к Украине практики уплаты за газ заранее, в случае нарушения ею срока расчетов, — это своеобразный запасной вариант для прекращения поставок газа в будущем?

— В принципе, да. Хотя официальные претензии с Украины сняты, но это не значит, что в контракте нет различного рода зацепок, которые в дальнейшем можно использовать для восстановления напряжения в газовом вопросе.

— По словам премьер-министра Украины Юлии Тимошенко, стоимость газа на протяжении всего года будет единой и составит 228,8дол. за тысячу кубических метров. Что подобная цена значит для наших потребителей?

— Это условно можно считать позитивом, ведь для промышленных потребителей появился нормальный ценовой ориентир на весь год, с помощью которого они смогут нормально проводить бизнес-планирование, а не вносить изменения в свои планы ежеквартально из-за колебаний газовой цены.

— Заместитель главы правления «Газпрома» Александр Медведев сообщил, что доля продаж «ГазпромСбытУкраина» на украинском внутреннем рынке будет составлять до 25%. Как это вписывается в уменьшение коррупционных схем в газовой сфере?

— Это довольно проблемная ситуация для нашей страны, которую необходимо жестко регламентировать. Нужно следить, чтобы дочерняя компания «Газпрома» («ГазпромСбытУкраина») не отобрала у НАК самые привлекательные сегменты украинского газового рынка. Очевидно, что вопрос остается открытым. Российская сторона заинтересована сделать «ГазпромСбытУкраина» плацдармом для экспансии на внутренний рынок, повторить сценарий «Укргазенерго». В Европе «Газпром» работает через совместные предприятия, квота которых жестко регламентируется, а у нас он получил возможность вывести на рынок свою 100%-ую дочернюю компанию. Но украинская сторона, в лице НАК, может самостоятельно удовлетворять газовый спрос на внутреннем рынке.

— В результате газовой войны россияне не получили украинскую газотранспортную систему (ГТС). Какими могут быть следующие шаги России в этом направлении?

— Если не удалось на этом этапе, это значит, что будет следующий этап. Необходимо выяснить детали контрактных договоренностей, а особенно — внеконтрактных. Особенно РФ будет пытаться поставить под контроль наши подземные хранилища газа, поскольку они им очень нужны для балансирования поставки в ЕС в период пикового потребления.

— Возможно ли реализовать через год-два, газопровод «Набукко» через Турцию и вторую ветку газопровода «Ямал—Европа» через Беларусь?

— Каждая из наших стран-соседок хочет получить свои дивиденды от газового конфликта. Турция требует принятия ее в ЕС под угрозой отказа от проекта «Набукко», если Брюссель будет затягивать с предоставлением членства. Беларусь планирует за год построить вторую ветку ямальского трубопровода. Но это невозможно, потому что газопровод не просто труба — это еще и система газокомпрессорных станций, которые не строятся так быстро. На строительство «Ямал—Европы-1» (от начала и до выведения на полную проектную мощность) ушло десять лет.

— То есть Украина может не беспокоиться, что объемы транзита через ее территорию уменьшатся?

— Конечно, не стоит паниковать, хотя и расслабляться также не стоит. Расчеты независимых специалистов, в частности, из Центра Восточноевропейский газового анализа (США) показывают, что при строительстве этих газопроводов роль украинской газотранспортной системы не уменьшится по двум причинам. Первая — растет объем потребления газа на территории ЕС. И это потребует новых трубопроводных мощностей. Во-вторых, по маршруту Северного и Южного потоков, «Ямал—Европа» нет подземных хранилищ газа. Следовательно, в период пиковых нагрузок нормально балансировать поставки газа можно будет только через ГТС Украины. Конечно же, при условии, если у «Газпрома» будет достаточно газа, а ЕС, после последнего раунда «газавата», не откажется от планов наращивания его импорта из РФ. Ситуация будет выглядеть проблемной для всех, если, в конечном счете, подтвердится информация о плачевном состоянии пополнения ресурсной базы монополии.

ВКонтакте Buzz Live journal Facebook Twitter

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL+Enter
Письмо редактору

Комментарии (192)

Вы не авторизировались.
Если у вас уже есть учетная запись ВКурсе.ua, войдите или зарегистрируйтесь.
ваш коментарий:

Читайте также:

Отпуск-2017: почем отдых в Украине и Европе

2 июня 2017, 09:25

Порошенко поручил увеличить количество авиарейсов в Европу

31 мая 2017, 16:22

Украинцы живут на 11 лет меньше, чем европейцы — Всемирный банк

29 мая 2017, 09:56

Последние новости за сегодня: