Новости / Аналитика / Горит свеча души моей
1 февраля 2008, 08:46
Размер шрифта: А А А

Горит свеча души моей

Горит свеча души моей, художник, поэзия, издательство, Дмитрий Иванов
Горит свеча души моей

Поэзия, которая питает душу, словно целебная влага. Или ранит болью, которую носит в себе художник, а потом выплеснет на бумагу, а ты читаешь и удивляешься, почему у тебя болит душа за то, неизведанное тобой, послевоенное исстрадавшееся село, вдову с маленькими детьми и несправедливость, которая, словно раскаленное железо, обжигала, гнула к земле беззащитных матерей, насмехалась над искалеченными отцами, принесшими с войны не только глубокие раны в своем теле, но и веру, что в этой мирной жизни станет больше света и солнца. А то и не принесшими ничего, потому что не пришли, не вернулись…

Удивительная поэзия Дмитрия Иванова в новом сборнике «Здрастуйте! Я повернувся!», вышедшем в прошлом году в издательстве «Трійця», не модная, не крикливо-современная и такая щемяще украинская не только по языку, но и по образности

«Стала рілля у полі

Схожа на крила бусла».

Или же

«Уже зима почовгала за гори…».

Всего лишь одна строка, верней слово, придающее зиме образ старого человека, доживающего свои дни. Бывает, читаешь стих, и только украинского, что использованный язык, а здесь каждое стихотворение, каждая строка выхвачены если не из времени, которое хрипит к нам из «пілоток скров’янілих», то всплывает из памяти домом, где

«Настояна на матіолі тиша

Приспала смаглі глеки на тину».

Или же очаровывает родным мотивом

«І з колодязя коням в корито

Журавель наливав печаль»,

или

«Стоги, немов шапки козацькі,

Росли за ними на стерні».

Талант поэта дает нам одинаково зримые образы не только людей

«Білявий хлопчик в білій льолі,

Немов метелик, з хати — пурх»,

но и того мира, в котором живет каждый из нас

«А хата ця

Мов од гурту вмирать втекла»

или

«Сахнувся степ и заточилась вись»,

«А біловиді берези

Кров свою людям здають…».

Хотя назвать это только талантом — мало, ведь талантливых людей много, но почувствовать окружающий мир не только, как наш быт, не только флорой и фауной, но и частью нас самих может далеко не каждый. И не просто наделить природное явление человеческим характером, но одним лишь штрихом (но каким!) вырисовать образ без единого эпитета и единого прилагательного в таком цвете и таким реальным, что его не только видишь, но и слышишь

«Прореготав над краєм ураган».

По стихотворениям Дмитрия Иванова можно исследовать богатство родного языка, который сегодня уничтожается привнесенными из чужих земель словами, убивающими в наших душах национальную сущность, именно ту, рожденную из отцовской любви, из маминой песни «про нашого тата», из молитв, произнесенных шершавыми губами «Бабусь, збілілих під років дощем». Малоупотребляемые слова в современном мире, словно драгоценные камни, сияют из строки в строку в книге «Здрастуйте! Я повернувся!». Словно и они возвращаются к нам вместе с новой поэзией Дмитрия Иванова

«Немов на шапці-бирці шлик,

Калина. Дрібно кетяжата

Тремтять на згорблених гілках.

То хутірця душа розп’ята,

А чи планида наша клята

Незгойно гибіє в снігах..».

Слова, создающие неповторимую образность произведения, творят национальный колорит

«І поки сміх жахливий вивергав,

У перевесло день і ніч крутив».

Или же обращают к тревожному мотиву, которого так много в творчестве поэта

«Село тремтіло, наче в пропасниці,

Чорніло поле глевко, мов закал»,

«Горить свіча душі моєї

І день, і ніч горить… Горить…».

Жаждущая талантливого слова душа найдет в новой книге Дмитрия Иванова не только неповторимую образность, яркие характеры, богатство слова, помноженные на любовь к отчему краю. По его произведениям можно изучать послевоенную эпоху с ее особым драматизмом сиротства, социальной двухмерности, когда матери, жены и дети погибших на войне героев страдали не только от нищей жизни, но и от обид от своих же односельчан, тяжелой работы, унижения и беззащитности

«Ніч приходит довга у вбранні вдовинім»,

и не только потому, что война забрала мужа и отца маленьких детей. И не только потому, что в мире сироте стало холодно и голодно

«Вже під літо харчувались хроном.

Смажений він майже не гірчить».

В «Баладі про солдатську вдову» поэт раскрывает жесточайшую правду военного и послевоенного времени, когда над вдовой издевался каждый, кто хоть немного на селе имел власти и совсем не имел совести

«Заберу бурячок — і діти

Ще до світу помруть… при тобі…».

Образ матери-вдовы проходит через все творчество поэта. Но это не просто литературный образ, а часть той жизни, с которой начинается первое осознание самого себя. Оно у автора названной книги зарубцевалось на сердце горькими воспоминаниями сиротского детства

«А там —

ні об’їждчиків злих з батогами,

Ні маминих сліз, ні обмовок бридких

І тато — живі ще й своїми руками

Такі ловкі шиють мені чобітки».

Несколько строк — и перед читателем не только биография поэта, но и время, вбитое в память кнутом

«Бригадир…

Схопив батіг-карбач.

І, коли відцвьохкувалась плата

(По разу за кожен грішний хвіст),

Думав я «Впаде зимою хата,

Як з роботи зніме дядько Свист!

Обійшлося,

Тільки ще раз вранці

Посварив — і все. От благодать!

Спина заживе, як на собаці…

Сорочини жаль не полатать».

Сколько бы ни было оценок, сколько бы ни озвучивалось взглядов на то сложное для нашего народа время, эти, выписанные кнутом на спине маленького мальчика, свидетельства — самый правдивый документ, который не сможет отрицать ни историк, ни время. Может, поэтому творчество Дмитрия Иванова и воспринимается по-особому не только по высокому уровню таланта, но и по уровню правды. Не художественной, нет. А именно той, которая не боится возмущения и гвалта разноцветных «патриотов», обнажая язвы, что не украшают, не оправдывают и тем более не списывают ни на войну, ни на послевоенные трудности подлость и равнодушие среди людей, нас, украинцев, которые не преодолели ни коммунистическая идеология, ни страх перед гневом Господним.

И уж вовсе нельзя назвать интимной ту часть поэзии Дмитрия Иванова, которая, словно запоздалое искупление, посвящена матери. Хотя, конечно, поэт пишет о своей боли и своей утрате, но пишет так, как будто каждой строкой обращает читателей к тому единственному в мире человеку, который нас по-настоящему любил.

«Літо за літом минає…

Мамо, невже Вас немає!

Мамо, присніться мені

Та поговорим хоч в сні».

И мир сиротеет без нее, и нас самих становится меньше в нем, только боль не отступает даже с годами, а постоянно живет в сердце, будто его большая и незаживаемая часть.

«Мамо, нема журавлів.

Восьму весну їх не бачу!

Ходить мій сум по землі,

По-журавлиному плаче…»

Почти каждый из творцов когда-нибудь обращается к теме матери. Но в большинстве случаев на холсте художника мы видим его мать, как и в поэзии или прозе выписаны чувства автора к своей матери. Но когда читаешь стихи Дмитрия Иванова, то вместе со жгучими строками запоздалой исповеди искупаешь и свой грех перед самым дорогим в мире человеком. Навеки потерянным.

Но чего не найдешь в новой книге поэта (как, кстати, и в предыдущих) — показной патетики ни к Украине, ни к украинцам, ни к близким сердцу людям. Его любовь граничит с гневом и болью, особенно за ту частичку родной земли, которая горюет, словно в рабстве, при доморощенных янычарах.

«Тут люди — наче поторочі,

І сум такий (хоч вий!) блука,

Й хатам повибивавши очі,

Ганьбища нашого рука

Уже святі дерева нищить

Могильні. (Господи! Прости!)

І в небесах над кладовищем

Летять не гуси — а хрести.

Хрести з мого села втікають!»

Это тот болевой порог, за которым уже ничего нет — смерть физическая и духовная народа и нации, о которой сегодня почему-то мы «стыдимся» говорить, обманутые и оглупленные новейшими идеологами из чужих, не наших, земель.

Но, несмотря ни на что, новая книга стихов Дмитрия Иванова наполнена могущественной энергетикой любви к родной земле и людям, которые на ней живут, энергетикой надежды, веры в то, что

«Колись одужає Дніпро,

На прах розвіється руїна,

Колись повернеться Добро

І скаже

«Здрастуй, Україно!».

Поэт — это камертон общества. И хорошо, если он совершенен, ведь только совершенство и доскональность создают подлинное искусство. Тогда каждое произведение становится духовным достоянием, а книга — не просто литературным фактом, а событием в литературе, каким стал новый сборник стихотворений Дмитрия Иванова «Здрастуйте! Я повернувся!».

Валентина Мастерова.

ВКонтакте Buzz Live journal Facebook Twitter

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL+Enter
Письмо редактору
Вы не авторизировались.
Если у вас уже есть учетная запись ВКурсе.ua, войдите или зарегистрируйтесь.
ваш коментарий:

Читайте также:

В Минприроды рассказали, сколько у Украины природных ресурсов

11 марта 2017, 16:41

Эксперт назвал причины завышенных тарифов на коммуналку

31 января 2017, 09:54

Дмитрий Шоломко: “Ради IРhone некоторые люди готовы продать свою почку”

21 апреля 2016, 11:59

«Киевэнерго» ищет художников, которые разрисуют теплопункты

5 апреля 2016, 19:18

Последние новости за сегодня: