Новости / Аналитика / Украине нужна новая интеллектуальная прослойка
9 февраля 2008, 08:32
Размер шрифта: А А А

Украине нужна новая интеллектуальная прослойка

Украине нужна новая интеллектуальная прослойка, социологический дискурс, директор Института социологии НАН Украины, Евгений Головаха, демократическое государство
Украине нужна новая интеллектуальная прослойка

Социологи рассказали, как от стратегии перейти к практике

«День» уже анонсировал круглый стол социологического дискурса, на котором заместитель директора Института социологии НАН Украины Евгений Головаха, главный редактор газеты Лариса Ившина, лауреаты Всеукраинского конкурса «Лучший социолог года» — премии им. Натальи Паниной и журналисты обсудили роль социологии в развитии демократического государства, проблемы увеличения интеллектуальной прослойки в Украине, становление в обществе новой элиты, гражданской активности украинцев и их привлечение к самым разным, в том числе и теневым, социальным практикам. Такие дискурсы вокруг актуальных для Украины тем (пусть сегодня мало кто акцентирует на них внимание), освещение этой проблематики на страницах газеты, как и поиск сильных, энергичных и инициативных интеллектуалов в Украине, очень важен, поскольку дает возможность быть услышанными и, по словам главного редактора «Дня» Ларисы Ившиной, создает социальный капитал для Украины.

Ценности

Для того, чтобы вести полемику по поводу развития общества, в первую очередь следует критически оценить ситуацию, в которой оно находится. Олег Демкив, социолог Львовского национального университета им. И. Франко, предметом изучения которого являются ценности молодого поколения, как-то с пессимизмом смотрит в будущее, поскольку результаты исследования дали повод считать современную молодежь — наиболее социально активных людей — очень втянутыми в «теневые социальные практики». Прежде всего речь идет о лояльном отношении молодежи к коррупции и взяточничеству — краеугольном камне построения любого цивилизованного, демократического общества. По его мнению, если так пойдет и дальше, то называть молодежь «нашим будущим» будет довольно проблематично.

— Если речь идет о молодом человеке с определенным социальным статусом, с определенным уровнем доходов, то возможность привлечения к теневой социальной практике значительно выше, чем если это человек старшего возраста с низким уровнем доходов, проживающий в сельской местности, — отметил Олег Демкив. — Очень действенным методом получить ответ, насколько определенная практика является приемлемой в обществе, является использование методики зеркально обратного вопроса насколько часто вы это практикуете и как часто это практикуют по отношению к вам. Во всех случаях, когда респондент выступает жертвой или пассивной стороной, то взятка в качестве способа решения вопросов не одобряется. По-другому практика взяточничества является одобрительной… Картина показывает важную тенденцию векторы и возможность изменений этой тенденции. Думаю, что когда система нашего государственного контроля, которую называют «государство-хищник», будет меняться в сторону упрощения — восприятия инициативы гражданина, сотрудничества с социально активной частью общества, — то картина может измениться. Если же нет, а электоральные преференции украинцев склоняются в сторону усиления роли государства, то тенденции будут углубляться.

Подобные выводы почти 10 лет назад сделали эксперты Института социологии НАНУ. Евгений Головаха напомнил, что еще в 90-х годах их специалисты столкнулись с социальным феноменом чем демократичнее ориентирован человек, тем он циничнее, и наименее циничными были коммунисты, а наиболее — демократы.

— Пока отдельный человек будет считать себя отделенным от государства, мол, государство — это то, с чем следует бороться или покоряться, — в обществе никаких принципиальных изменений не будет, — считает лауреат конкурса «Лучший социолог года» Светлана Бабенко (Харьковский национальный университет им. Н. Каразина). — Человек должен быть привлечен к построению государства, в различных формах сотрудничать с государством. Тогда у нас будет все меньше и меньше патерналистских ожиданий граждан или случаев, когда государство будет восприниматься как враг.

Социальный капитал и новые социальные практики

Способ сказать государству «Я — есть!» — это предложить обществу что-то новое и конструктивное, что дало бы возможность как самому автору почувствовать собственную востребованность и реализованность в обществе, так и помочь своему обществу.

— Прежде чем создать «Би- Би-Си», следовало создать Британию. В современном украинском обществе произошла социальная революция исчезают одни социальные феномены (например, «кухни», популярные среди «шестидесятников») и появляются другие социальные практики, и это огромное поле для работы социологов и журналистов, — убеждена главный редактор «Дня» Лариса Ившина. — Поэтому нам следует создать капитал из новых знаний, подходов и идей на уровне публичных дискуссий. И это следует показывать обществу, чтобы оно не «застывало». Сколько у нас людей, которые создают новую социальную систему координат Возможно, сегодня линия водораздела в обществе пролегла не там, где борются с прошлым, а там, где кто-то делает шаги в будущее, — независимо от принадлежности или непринадлежности к определенному сектору. В обществе есть часть людей, которые потребляют образцы примитивной культуры, но есть и другие пласты, которым нужна другая культура, другое общение… Поэтому следует формировать атмосферу критического мышления, свободного обмена мнениями, ситуацию, когда понятно, где искать интеллектуальную продукцию, а где продуцируется маcс-культура.

Именно этот вопрос непосредственно касался исследования успешности и культурного потенциала украинцев Светланы Бабенко. Она пыталась показать, что социальные изменения в обществе, его трансформация — это не только работа верхушки власти и власти местной, но и работа самого общества.

— Я увидела, что социальные практики могут быть разделены по шкале активности от инновационных практик до адаптационных и выживания или до практик неприятия происходящих перемен. Несмотря на то, что в 2007 году наиболее массовыми в Украине были практики адаптационные и выживания, вместе с тем 12—17% респондентов были ориентированы как на практики адаптационно-подражательные, так и на инновационные, — рассказала госпожа Бабенко.

Ее полностью поддерживает Евгений Головаха, по мнению которого в обществе, где нет четких норм, главным принципом жизненного пути должна быть индивидуальная инициатива пока в обществе не закрепились определенные нормы, мы имеем шанс идти тем путем, который нам предложит какой-нибудь авторитетный «толкователь». По его мнению, интеллектуалам следует бороться с мировой тенденцией, охватившей и Украину, — «баннерной» интернетовской культурой.

— Общество все больше углубляется в интернет, который является школой эклектического и поверхностного овладения социальным миром, — считает Евгений Головаха. — Единственная альтернатива — создание условий, в которых бы формировались серьезные очаги традиционной интеллектуальной культуры (серьезная публицистика, художественная литература, интеллектуальное кино и тому подобное). Среди общественных организаций, СМИ, интеллектуально-творческого сообщества следует отобрать интеллектуальную элиту, которая чувствует себя ответственной за будущее государства, считает Евгений Головаха. — Они должны работать с молодыми перспективными людьми и понимать, что их будущее — это не будущее эклектического, размытого общества… В то же время, выдвигая свои интересные программы, эти молодые люди должны иметь, на кого опереться. Это и станет процессом создания гражданского общества — серьезная и продолжительная работа, рассчитанная на много лет.

Проблема элит

Участники дискуссии задели болезненную и неоднозначную тему жизнедеятельности современной украинской элиты и принципов формирования новой. В конце концов, тема общественных элит была темой исследования еще одного участника круглого стола и дипломанта конкурса Андрея Зоткина, ученого Института социологии НАНУ.

— Мы можем по-разному относиться к украинской элите, можем называть ее истеблишментом или мафией, отрицать ее существование, но она есть, — считает Андрей Зоткин. — В украинском обществе пересекаются разные институты действует институт общественных свобод, к которому мы все более склонны, в то же время, очень крепки патерналистские установки… В этом плане элита ничем не отличается от народа. Во-первых, потому, что она является продуктом этого же общества, а во-вторых — сама влияет на общество. Таким образом, мы имеем зеркальное отражение элиты в народе и народа в элите. Это говорит о том, что украинцы все еще имеют в себе связи с контролирующей верхушкой и от этого нам следует избавляться.

По мнению Ларисы Ившиной, именно эти две части украинского общества — народ и правящая верхушка — сильно взаимодействуют между собой и их невозможно представить себе друг без друга. Главный редактор «Дня» напомнила путь формирования нынешней политической элиты, которую она назвала «правящей верхушкой», а именно это 70 лет жизни общества, созданного в особых условиях, когда людей, которые действительно были элитой, выслали, лишили имущества и права строить свою систему ценностей, вместо этого в другой системе координат создавалась партноменклатура — советская элита…

Очень точно по поводу дефиниции понятия элиты высказался Евгений Головаха, который считает, что элитой называют людей, которые являются лучшими в своей профессии.

— Так же и в политике не каждый, кто занимается ею, является элитой, но те, кто становятся президентами, премьер- министрами, народными депутатами, возглавляют оппозицию — это элита, — утверждает заместитель директора Института социологии. — Что касается политиков, то я считаю, что они должны быть разными и плохими. Плохими, это по определению… Потому что когда они все плохие и все одинаковые — это страшно. Этот сценарий сегодня можно наблюдать в России, где политики серые, все говорят голосом и интонацией Путина. У нас же пока все они разные.

Что может социология

Дискуссии о роли и месте социологии в обществе, ее роли в формировании общественного мнения, установок и формировании мировоззрения граждан и побуждению их к определенным поступкам сегодня ведутся во всем мире.

— В мире очень популярна публичная социология (кроме нее еще есть прикладная, критическая и теоретическая (академическая)). И так же, как критическая социология является совестью академической, так публичная является совестью прикладной, ведь у нас масса социологов, выполняющих работу непрофессионально, — заметил Евгений Головаха. — Смысл публичной социологии — работать с теми целевыми группами, которые ты изучаешь. Т.е., если ты занимаешься молодежью и видишь проблемы в этой группе, следует не просто констатировать факт, а следует обращаться к ней, создавать новое общество, которое бы боролось с этим явлением в среде. Тот же, кто изучает элиту, должен выходить на те группы и доказывать, какие они легкомысленные, безответственные. Возможно, следует даже создать клуб новой политической мысли и выступать в нем, разоблачая элиту. Это и будет публичной социологией — чем занимаюсь, с тем и работаю…

По мнению ученого, примером эффективности публичной социологии является феминистическая социология — идея, что мужчины создали свою шовинистическую социологию, которая отображает только взгляд мужчин на мир. Поэтому в мире были созданы группы специалистов, которые заставили мужчин пересмотреть свои взгляды.

Еще одна проблема отечественной социологии — то, что ее уже частично дискредитировали непрофессионалы. Особенно это практиковалось в предвыборные периоды, когда недобросовестные социологические фирмы «рисовали» заказчикам тот результат, какой был нужен. А в прошлом году Институт социологии НАНУ даже провел круглый стол на тему «Социология — это не только рейтинги». Кстати, очень досадно, но пока общественный запрос к науке социологии в Украине сформировался только в этой сфере — сфере определения рейтингов политиков.

— Заниматься социологией может любой зарегистрировал организацию и распространяешь информацию… Но это можно изменить реальными шагами чтобы социологическое сообщество публично осуждало таких социологов, — считает Олег Демкив.

Простейший путь узнать, кто есть кто в украинском социологическом сообществе, — считает Евгений Головаха — это обратиться в Украинскую социологическую ассоциацию, которая аккредитует социологические центры если такой центр имеет аккредитацию — ему можно верить. Что же касается запросов общества, власти и СМИ к этой науке, то, как утверждает Андрей Зоткин, на Западе распространена сегодня практика, когда задания социологам дают не партии или заказывают опрос заинтересованные лица, а это делают общественные организации и СМИ. В конце концов, это свидетельствует о том, что в таких обществах существует интеллектуальная прослойка, ориентированная на постоянное развитие…

Проблема поиска мозгов

По мнению Олега Демкива, «выращивание» интеллектуальной прослойки связано с системой образования, в частности, социологического.

— Социокультурное образование определенным образом должно быть направлено на воспитание критически настроенной личности, — считает он. — Я общаюсь со студентами и вижу их свежие взгляды на жизнь, вижу другой огонь в глазах… Угроза же может исходить от политических элит, которые снова захотят осуществить латентные расколы в государстве. Думаю, здесь должна срабатывать критическая социология, чтобы разоблачать такие попытки.

Его коллега Андрей Зоткин не слишком обеспокоен тем, что интеллектуальная прослойка Украины может куда-то исчезнуть, хотя он узрел, что в этом плане у нас наметился латиноамериканский путь развития «формируются крупные центры на фоне затухающих периферий», т.е. интеллектуалы подтягиваются к большим городам, где их знания могут быть востребованы.

— Раньше этим занималось государство, а сегодня у нас свобода выбора — это намного более трудный путь, — убежден социолог.

А вот их коллега Светлана Бабенко видит проблему в плохой социальной интеграции украинцев, в частности, в том же расколе на Восток и Запад. Она заметила, что по индексу толерантности отношения украинцев друг к другу очень изменились — отношения стали более дистанционными. (Что уж там говорить об иностранцах) Как социологам, так и СМИ следует держать высокую планку профессионализма — это и будет способом выращивания интеллектуальной прослойки, считает госпожа Бабенко.

Подводя итоги, участники стола сошлись во мнении, что в Украине следует повышать качество публичной социологии и способствовать созданию в обществе диалога, ведь, по словам Ларисы Ившиной, «в украинском обществе есть много сильных, интересных людей, которых мы находим методом «зондирования», поэтому нам нужно поощрять к сотрудничеству тех, кто не хочет закрываться в себе».

Оксана Миколюк

ВКонтакте Buzz Live journal Facebook Twitter

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL+Enter
Письмо редактору
Вы не авторизировались.
Если у вас уже есть учетная запись ВКурсе.ua, войдите или зарегистрируйтесь.
ваш коментарий:

Читайте также:

У половины украинцев зарплата зависит от выполнения работы

14 февраля 2017, 13:48

Вопрос получения безвизового режима с ЕС не важен для половины населения Украины

29 декабря 2016, 21:17

Исследование выяснило, сколько украинцев считают себя счастливыми

25 сентября 2016, 15:59

Работа госорганов: кому доверяют украинцы (опрос)

11 августа 2016, 12:09

Последние новости за сегодня: