Новости / Аналитика / Шаг к модернизации
26 марта 2009, 08:27
Размер шрифта: А А А

Шаг к модернизации

Шаг к модернизации, брюссельская конференция, декларация, Украинская газотранспортная система, евросоюз
Шаг к модернизации

Что дает Украине Меморандум и Брюссельская конференция?

НА ПОДПИСАННОЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ УКРАИНЫ И ЕС СОВМЕСТНОЙ ДЕКЛАРАЦИИ ПО МОДЕРНИЗАЦИИ УКРАИНСКОЙ ГАЗОТРАНСПОРТНОЙ СИСТЕМЫ ЕЩЕ НЕ ВЫСОХЛИ ЧЕРНИЛА, А РОССИЙСКАЯ СТОРОНА УЖЕ РАСКРИТИКОВАЛА ЭТОТ ДОКУМЕНТ. НЕУЖЕЛИ МОСКВЕ НЕ ВЫГОДНО ТО, ЧТО ДЕКЛАРАЦИЯ, В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ, НАПРАВЛЕНА НА ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРОЗРАЧНОСТИ В ГАЗОВОЙ СФЕРЕ?

 23 марта в Брюсселе прошла Международная инвестиционная конференция по модернизации газотранспортной системы Украины. Долгожданный праздник — и, как водится в нашей национальной истории, не без слез на глазах.

Мероприятие проходило в грандиозном доме Европейской комиссии, который называется «Шарлемань» — с французского «Карл Великий». Тот самый, который впервые, в отличие от Римской империи, поставил на повестку дня европейцев перспективу интеграции при сохранении разнообразия и полицентричности. Участие в Конференции Президента и премьер-министра Украины и, с другой стороны, президента Европейской комиссии Жозе-Мануэля Дурао Баррозу и комиссаров Бениты Ферреро-Вальднер и Андриса Пибалгса (соответственно — внешние дела и энергетика) имело символическое значение: оно подчеркнуло неконъюнктурный интерес нашего государства к европейской интеграции и готовность ЕС поддержать этот интерес. Более того, «энергетический формат» оказался лишь предлогом для более глубокого разговора о больших вызовах сегодняшнего дня, которые единой Украине целесообразно преодолевать совместно с единой Европой.

Кризис, который Украина переживает тяжелее, чем страны ЕС, не меняет согласованной повестки дня двухсторонних отношений. Соглашение об ассоциации, подготовка проекта которого находится на завершающем этапе, — лучшее тому подтверждение. Но не исключение — есть и другие темы. В их числе — реализация Меморандума о взаимопонимании относительно сотрудничества в энергетической сфере между ЕС и Украиной от 1 декабря 2005 года, во исполнение которого, собственно, Конференция и проходит. Меморандум, если коротко, говорит о намерениях Украины реформировать энергетическую отрасль, имплементировать европейское энергетическое законодательство и об обязательствах Евросоюза этому содействовать.

Итоговый документ последнего саммита Украина—ЕС в Париже 9 сентября 2008 года конкретизирует совместные действия. В нем упоминается, что «стороны поприветствовали будущую конференцию по модернизации ГТС Украины» в контексте «реформирования газового сектора и установления действенных финансовых механизмов модернизации». В этом смысле проведение Конференции является убедительным доказательством последовательности украинской внешней политики, о чем так заботятся в последнее время ее критики.

Уже неоднократно говорилось о том, что процесс европейской интеграции Украины сегодня вынужденно осуществляется не «потоком», как это было в случае балтийских или центральноевропейских государств, а «ручьями». Интеграция происходит в отдельных сферах: в сельском хозяйстве, в авиации, в транспорте, в визовых вопросах, в энергетике в частности. Так случилось потому, что принципиального политического решения о членстве Украины на этом этапе Брюссель еще не принял. Но было бы бессмысленно ждать сложа руки — и Киев работает в отдельных сферах, где менее, а где более продуктивно. Энергетическая отрасль как раз и относится к наиболее продвинутым.

В чем же именно заключается эта продуктивность? Что дает Украине Меморандум и Брюссельская конференция? Почему этот форум 37 стран, главных международных финансовых институций, 20 крупнейших энергетических компаний мира приобрел какой-то интригующий, если не двухзначный, резонанс?

Известно из постсоциалистического в целом и постсоветского опыта в частности, что введение рыночных отношений труднее всего проходит в монополизированных сферах. К ним относятся такие области, как разгосударствление земли, железнодорожный или авиационный транспорт, угледобыча и, понятно, энергетика. Во исполнение Меморандума совместно с ЕС (и в основном на его деньги) в рамках пяти рабочих групп осуществляется этот сложный переход. В Украине постепенно реализуется проект реформирования угольного сектора, включая безопасность добычи. Национальная комиссия по регулированию электроэнергетики осуществляет переход от существующей модели оптового рынка электроэнергии к модели балансирующего рынка. При участии МАГАТЭ Украина и ЕС реализуют проект по оценке ядерной безопасности АЭС Украины. Эти проекты финансово поддерживает Еврокомиссия. Наконец, рабочая группа по безопасности энергопоставок и транзита углеводорода в 2007 году передала правительству Украины проведенный на деньги ЕК аудит отечественной ГТС, признала ее в общем качественной и надежной и посоветовала активизировать модернизацию.

Стоимость работ определена в 2,5 млрд. евро, срок — 2009— 2015 гг. Для того, чтобы получить эти средства от международных финансовых институций, было решено созвать Конференцию. Важно, что мастер-план модернизации, то есть перечень и описание ее первоочередных составляющих, составляли «Нафтогаз» и «Укртрансгаз» — знатоки теории и практики ГТС.

Украинский читатель, на которого в последние месяцы сыплются сообщения о невероятных финансовых вливаниях в Европе и Америке, которые делают местные правительства в банковский сектор, может удивиться, почему речь идет о такой «незначительной» сумме. Но объяснение достаточно простое.

Во-первых, украинская ГТС в хорошем состоянии. Как отмечалось на конференции, на протяжении последних лет выполнен капитальный ремонт и реконструировано 1128 км магистральных газопроводов. В постоянном режиме проводится внутритрубная диагностика системы.

Во-вторых, много работ финансируется из национальных источников. Это дает прибыль отечественным производителям, работу отечественным специалистам.

В-третьих, деньги, которые требуются, — самые дешевые в мире. Их дают не коммерческие банки, а Европейский банк реконструкции и развития и Европейский инвестиционный банк. Возвращать кредиты будем с прибылей ГТС. Поэтому не гонимся за крупными ссудами.

В этом плане сам факт созыва конференции, где были и правительства, и компании, и банки, создал хорошую «соревновательную» атмосферу для будущих тендеров под предложенные в мастер-плане объекты. Больше конкурентов — ниже цена (для Украины). А факт модернизации по стандартам ЕС делает нашу ГТС более дорогой в разы.

Руководство государства дало четкие уверения что касается реализации положений Общего заявления — заключительного документа Конференции. При этом планы относительно реформирования энергетического сектора Украины были прокомментированы в контексте общей стратегии энергетического сотрудничества с ЕС — продвижение нашего государства путем присоединения к Договору об энергетическом содружестве и синхронизации объединенной энергосистемы Украины с общеевропейским Союзом по координации передачи электроэнергии. Премьер-министр уверила, что выполнение положений Общего заявления будет под постоянным контролем правительства Украины.

Украина будет рассматривать модернизацию ГТС только в контексте сохранения государственной собственности на всю инфраструктуру системы. Мы готовы к обеспечению прозрачности в газовой сфере, и, в первую очередь, в деле транспортировки газа в Европу с тем, чтобы избежать любых манипуляций. Украина также предлагает ЕС рассмотреть возможность в рамках проектов Мастер-плана расширения транзитного звена ГТС дополнительно до 60 млрд. м3 в год. Стоимость его составит всего 5.5 млрд.дол., тогда как для достижения аналогичного результата путем перестройки новых, альтернативных маршрутов поставки российского газа в Европу, средств требуется в пять раз больше.

Реализация закрепленных в Общем заявлении условий повлечет к демонополизации доступа как к самой ГТС Украине в целом, так и к подземным газовым хранилищам в частности. Словом, об этом и мечталось.

Однако, ничего из того, что в последнее время касается нашего государства, не проходит без широкой огласки (хочется сказать «скандала», но должность не позволяет). Огласку совершила российская делегации во главе с министром энергетики С.Шматко и заместителем главы правления Газпрома В.Голубевым. Огласка, как теперь видится, будет способствовать большему интересу специалистов и широкой общественности к украинской ГТС, и, следовательно, повысит ее стоимость.

По существу же имело место странное шоу, в котором роль обиженного ребенка играли высокие должностные лица уважаемого государства. Неожиданно для соорганизаторов Конференции — Европейской комиссии — делегация из РФ начала требовать стать ее третьим участником. Следовательно, изменить текст Общего заявления Украины-ЕС сообразно своим интересам. Свои претензии гости объясняли тем, что газ идет из России, поэтому Россия имеет право вето на все, что касается системы, которая этот газ перекачивает. Впоследствии этот бессмысленный аргумент прозвучал из наивысших сфер Федерации. Как водится, тот час нашлись и на родных просторах «специалисты», которые начали оправдывать поведение делегации РФ. Кстати, эта делегация присутствовала на подписании общего заявления, московский министр С.Шматко пожал руку киевскому министру Ю.Продану — и пошла к журналистам высказывать «глубокое возмущение».

В этой связи уместно отметить следующее.

Все, что связано с конференцией и с ее предметом — модернизацией ГТС Украины — является результатом упомянутого Меморандума. Оно имеет четкое двухстороннее измерение. Так же, как программы финансовой и технической помощи в рамках стратегического партнерства ЕС-РФ имеют двухсторонний характер, и Украина не требует их изменения для своих интересов.

Не менее важно и то, что РФ, ее компании, имеют равные с другими участникам Конференции возможности принимать участие в тендерах на выполнение проектов. Когда Президента Украины В.Ющенко спросили об этом 27 января в Брюсселе в ходе его общей с Ж.Баррозу пресс-конференции, он подтвердил открытость Украины ко всем инвесторам, включая Россию. Тот факт, что приглашение на запад министру С.Шматко (и, кстати, министру иностранных дел С.Лаврову), как и другим их европейским коллегам, было послано одновременно еще в декабре прошлого года, свидетельствует об отсутствии любой дискриминации. Но российские коллеги до 20 марта этим вопросом не интересовались. И только в этот день внезапно начали забрасывать Еврокомиссию требованиями все остановить, потому что иначе «министр Шматко не придет». Не похоже на европейской подход.

Ну а требования «согласовывать» модернизацию украинской ГТС с Москвой вообще не заслуживает серьезного рассмотрения. Один мой саркастичный знакомый пошутил: это похоже на требование владельца электростанции согласовывать с ним покупку нового телевизора. Текущую, плановую модернизацию Нафтогаз проводит постоянно, годами. Чтобы быстрее, дешевле, надежнее. А что, «Газпром» не проводит? Если нет, то пусть в ЕС задумаются. Если да, то почему Украину не привлекают к контролю?

Особенно жалко, что к ведомственным энергетическим спорам, которые так несчастливо напоминают январский 2009 года пароксизм дружбы двух братских народов, примкнуло и московское МИД. В его комментарии говорится, что модернизация системы может привести к удорожанию стоимости газа для украинских и европейских потребителей, к перебоям в поставке. Естественно, что такой комментарий не подготовило бы министерство энергетики, потому что там понимают: модернизация для того и осуществляется, чтобы не было перебоев, чтобы при транспортировке газа не было потерь, то есть удорожания. А кроме того, зная плотный характер украинско-российских дипломатических контактов, спрашиваю себя: не лучше ли, не по-соседски ли было бы обратиться к послу Украины Константину Грищенко «до» события? Не профессиональней ли было бы поручить «газовику» Виктору Черномырдину переговорить с нужными людьми в Киеве, и объяснить им предмет своей обеспокоенности? Досадные вопросы, хотелось бы их не иметь.

Несмотря на сложную ситуацию у нас и вокруг нас, Украина настойчиво продолжает интегрироваться в ЕС. Где требовательно, как во визовой сфере, где с ошибками, как в аграрной, где постепенно, взвешенно, в соответствии с особенностями внутреннего рынка, как в энергетике. У нас не будет монополистов — одни будут покупать энергию, другие ее будут производить, третьи — осуществлять ее транзит. Поэтому не будет возможности манипулировать тарифами и устанавливать произвольные цены.

Осуществлять такой системный переход тяжело, но нужно. Собственно, по рыночным, некорпоративным правилам живет большинство мира. Придет к этому и Российская Федерация. Просто она, судя по реакции на брюссельскую конференцию, решила сделать это позже, и, принимая во внимание ее сложное монополистическое наследие и внутренние ресурсные проблемы, должны сознательно отнестись к такому решению. И реализовать свой выбор, европейский выбор, в котором наше население мечтает жить. Европейский Союз нам в этом последовательно помогает. А это значит, что он не только одобряет наш выбор, но и видит нас в своем широком кругу.

КОММЕНТАРИЙ

Изабель ФАКОН, Фонд стратегических исследований, Париж:

— Прежде всего, было бы полезно знать больше деталей о содержании декларации, без чего сложно давать серьезные комментарии. Декларация ЕС-Украина касается двух очень чувствительных с точки зрения России вопросов — энергетических отношений с Европой и политической судьбы Украины. Естественно, подписав двухстороннюю декларацию, ЕС посылает политический сигнал Москве и Киеву, более-менее такой же, какой он послал в сентябре 2008 года, когда Брюссель объявил о намерении усилить и расширить партнерство с Киевом.

Со стороны России вполне легитимным является желание, чтобы с нею консультировались по любым вопросам, касающимся транзита российских энергоносителей европейским потребителям (до 80% транзита российского природного газа в Европу проходит через Украину).

Возможно, позже российская сторона будет проинформирована и привлечена к консультациям. Но абсолютно понятно, что у ЕС нет никаких причин для того, чтобы разрушить совместимость между украинской и российской газотранспортными системами, что может повредить транзиту российского газа в Европу (такая обеспокоенность была выражена российскими должностными лицами, а также неправительственными комментаторами). И Москва может получить выгоду от того, что украинская газотранспортная система станет более транспарентной!

Менее легитимной является жесткость реакции Москвы, которая снова выглядит как политический шантаж (предложение пересмотреть принципы отношений со странами-членами ЕС, если интересы Москвы будут проигнорированы, напоминает Евросоюзу, насколько европейское сообщество зависит от российских энергоносителей).

А это не является демонстрацией прогресса со стороны России в плане отказа от видения ею постсоветского пространства как «собственного двора». И это согласовывается с тем фактом, что в последние годы Россия прекратила скрывать свой анализ событий в регионе, основывающийся на терминах «нулевой» суммы, в частности, относительно Украины. Сила этого видения заключается в том, что Москва, кажется, не в состоянии понять, что именно такая реакция поощряет ее соседей пытаться уменьшить свою зависимость от России, причем в любой сфере.

Все это также свидетельствует о том, что Россия обеспокоена политикой ЕС относительно постсоветского пространства, как и относительно НАТО, хотя в политике Европейского Союза в направлении этого региона нет военного компонента.

Андрей ВЕСЕЛОВСКИЙ, посол, представитель Украины в ЕС

ВКонтакте Buzz Live journal Facebook Twitter

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL+Enter
Письмо редактору
Вы не авторизировались.
Если у вас уже есть учетная запись ВКурсе.ua, войдите или зарегистрируйтесь.
ваш коментарий:

Читайте также:

Конгресс США одобрил бюджет с $350 млн для Украины

5 декабря, 08:55

Украина поднялась на 15-е место в Глобальном индексе милитаризации

5 декабря, 08:25

Киберполиция прекратила работу сайта «Вся Украина», распространяющего конфиденциальные персональные данные украинцев

3 декабря, 17:41

Последние новости за сегодня: