Новости / Аналитика / Как придумать винт для Карлсона
21 марта 2009, 08:15
Размер шрифта: А А А

Как придумать винт для Карлсона

Как придумать винт для Карлсона, Римма Семенова, одаренность, феномен, техническая одаренность
Как придумать винт для Карлсона

Эта интереснейшая женщина, тонкий психолог, эрудитка и великолепная рассказчица более тридцати лет своей жизни посвятила изучению одного из самых загадочных явлений человеческой природы — одаренности. До сих пор психология и сопутствующие ей науки не могут объяснить этот феномен. Согласно различным исследованиям, уникальность каждой экстраодаренной (состоявшейся) личности заключается не в какой-то одной на редкость развитой способности, а в их комбинации, принимающей подчас самые неожиданные формы.

Кандидат психологических наук, заведующая лабораторией психологии одаренности Института психологии им. Г. Костюка АПН Украины Римма Александровна Семенова исследует техническую одаренность подростков и детей. И для того, чтобы понять, что стоит за детским «любил разбирать игрушки на части» или «было интересно посмотреть, как оно сделано», ей, психологу по призванию и философу по духу, приходилось самой превращаться то в теоретика, то в разработчика, то в оригинального экспериментатора.

— Римма Александровна, так почему вы все-таки занялись технической одаренностью? Что подтолкнуло вас к изучению столь нестандартной темы?

— В девять лет мне в руки попала детская Библия, дореволюционное издание с иллюстрациями. Ее дала мне семья дворника, жившая в нашем доме. И помню, Библия настолько мне понравилась, что не хотелось ее отдавать. Вообще, меня с детства интересовало все необычное. Я до сих пор обожаю сказки — в них раскрывается беспредельность человеческих возможностей. И всегда любила читать: Пушкина, Лермонтова, Короленко, Гоголя, Достоевского. Хотя с последним было немножко сложнее. Очень часто я брала фонарик и читала под одеялом, хотя мама мне это запрещала. Но и по сей день, если начинаю читать — не могу оторваться. Многие вещи перечитывала немыслимое количество раз. Кроме того, у меня была очень талантливая мама. Необыкновенный человек и очень красивая женщина, великая труженица, всегда направленная на положительную оценку людей.

Мои школьные годы пришлись на военное время. Я училась в одной из обычных школ, но учителя были необычные – они очень оберегали нас и стремились дать максимум знаний о прекрасном. Именно они зародили желание понять, в чем смысл жизни человека. Уже в седьмом классе я четко знала, что буду поступать в Ленинградский университет на психологическое отделение философского факультета.

В университете у нас были выдающиеся преподаватели: Борис Ананьев, Владимир Мясищев, Нина Тих и многие-многие другие. Самое ценное заключалось в их отношении к нам — для них мы были не просто студентами, а продолжателями дела, преемниками. Это был монолит единомышленников. Потом случилось так, что я оказалась в Киеве в аспирантуре у Григория Костюка. До 1967 года занималась вопросами трудового обучения младших школьников, а после, защитившись, перешла на проблему технического мышления у подростков и юношества, которой занимаюсь уже тридцать лет.

— А почему проблему?

— Потому что в те годы как раз начиналась научно-техническая революция, и с подготовкой профессиональных кадров в этой сфере действительно были проблемы. Чтобы изучить техническое мышление, я отправилась на киевский завод Королева, в цех малых сборок, где работали изобретатели. Смотрела, расспрашивала. Мне важно было выяснить, как они решают поставленные перед ними задачи. Например, процессы, связанные с электричеством, надо представить себе в уме. Некоторые рассказывали, что действие тока представляют в виде вытекающей из крана воды, другие — в виде шоссейной ленты… Потом был Дворец детей и юношества, где я работала в различных кружках в паре с преподавателями.

В 1991 году на базе нашего Института психологии был создан центр творческой одаренности, а еще через два года — лаборатория психологии одаренности, которую возглавила очень оригинальный ученый, доктор психологических наук Марина Холодная. В этой группе, куда вошла и я, было четыре направления: интеллектуальная, социальная, художественная и техническая одаренность. Свою работу мы впервые построили на субъектном подходе к личности. При этом одаренность рассматривалась как ресурс психики, заложенный в человеке. Кем? Кто-то говорит природой, кто-то — наследственностью, а кто-то уверен, что это дар Божий.

Мы выяснили, что существует потенциальная одаренность — то есть такая, которая имеет свое ядро, но еще не проявилась в эффектах деятельности, а значит, при агрессивном отношении к ребенку ее можно уничтожить. Есть актуальная одаренность, которая формируется длительный период и всегда требует от ребенка или взрослого особого труда. В этом случае человек десятки лет трудится над каким-то открытием, у него бывают состояния, когда он «падает» — и все, но проходит время, и снова начинает реализовывать себя, восстает как феникс из пепла. Еще одна, так называемая реальная, одаренность является результатом актуальной одаренности и позволяет человеку одномоментно решать сложнейшие задачи, причем делать это уникальным способом.

— Как и на чем строилась ваша работа с детьми?

— Я работала психологом в двух лицеях — Политехническом лицее при НТУУ «КПИ» и Дарниц­ком техническом лицее, на базе которых и делались отборы по определенным методикам. Например, детям давалось задание, на которое отводилось какое-то время. И мы смотрели, как ребенок в этой ситуации мобилизует себя, сможет ли он найти уникальный способ решения, даже если его результат будет ошибочный. В Политехническом лицее был очень жесткий режим учебы. Преподаватели по физике, математике, химии задавали на завтра не менее шестидесяти задач, это огромная нагрузка. На педсоветах я пыталась объяснить, что существует разный уровень профессиональной подготовки: есть теоретики, экспериментаторы, исполнители и разработчики идей, и в каждом случае — свои требования к обучению и подготовке. В конце концов я посадила всех этих преподавателей за парту, дала им тесты и заставила решать. Тогда многие из них поняли, что воспитаннику нужно давать возможность спокойно работать.

— Вы могли бы привести примеры тех задач, которые предлагали юным дарованиям?

— Например, ученикам 6–11 классов я давала задачу «винт для Карлсона». Такой игрушки в продаже не было, вот им и предложили разработать ее. На решение отводилось пять минут. Из двух тысяч человек эту задачу решили только десять-двенадцать. Некоторые предложили использовать принцип антенны: в полете детали винта Карлсона раздвигаются, а потом, когда кнопка пульта пресекает полет, складываются. Хотя здесь лучше было воспользоваться центробежными и центростремительными силами, чтобы винт раскрывался и закрывался, как цветок. Я давала много задач и на метод аналогии, использующийся в технике очень часто. Например, в вертолетах — это полет стрекозы и ее внешний вид, в Останкинской башне — строение стебля злака. Самое интересное то, что чем дети младше, тем они меньше закомплексованы стандартными знаниями, тем они смелее в поиске решений.

— Вы, наверное, много знаете о психологических особенностях таких детей…

— В 30-х годах, когда провели исследования структуры личности великих шахматистов, изобретателей, писателей, оказалось, что она не отличается от структуры личности обычного человека. Все дело только в мотивации, направленности на поиск нового. Для технической одаренности характерен познавательно-мотивационный компонент, то есть направленность на все, что связано с наукой, техникой, идеями, гипотезами. И эта нацеленность присутствует всегда. Например, Кондратюк (Шаргей) к 17 годам самостоятельно завершил проект полета на Луну. Написал брошюру и в 1929 году издал ее за свои деньги. Только из-за событий 1917 года, после которых ему пришлось сменить имя и фамилию, он дважды отказывался от приглашения Королева работать в его группе по разработке космических кораблей. Тем не менее Шаргей всю жизнь был направлен на то, чтобы решать сложные технические задачи. Или возьмем Леонардо да Винчи, который постоянно что-то изучал, создавал и проектировал… Это требовало колоссального сосредоточения!

Кстати, интеллектуальная организованность является важнейшей составляющей одаренности любого типа. Нам может казаться, что человек рассеян, а на самом деле он углублен в свои планы. Это большое напряжение. Такой человек все время находится в «подвешенном состоянии» из-за того, что постоянно внутренне работает. Потому многие и говорят, что гениальность — это патология. Чем выше способности, тем выше плата за них. Кроме того, у таких людей избирательное общение, но не потому, что они пренебрежительно относятся к другим, а потому, что они знают цену времени. Разложить мыслительный процесс гениев до сих пор никто не может. Работа психики — самое загадочное явление в человеческой природе.

— Вспомнила урок математики в одном из естественнонаучных лицеев Киева: старшеклассники решали какую-то совершенно невероятную задачу, связанную с абстрактными понятиями и величинами. Все что-то записывали и чертили, а один мальчик сидел и смотрел в потолок. А когда преподаватель вызвал его к доске, он спокойно написал решение…

— Это так называемое умственное представление. Таким мышлением обладал Никола Тесла. В какой позе он находился, в такой и замирал на 10—15 минут, а потом сразу выдавал готовое решение. Он никогда не делал предварительных чертежей или эскизов. Это была уникальная личность. Во время учебы в колледже он настолько изнурял себя чтением и занятиями, что директор был вынужден вызвать его отца, чтобы решить, что с этим делать. Но такие случаи крайне редки.

— В вашей практике они были?

— Наверное, нет. Хотя… В Политехническом лицее был мальчик Володя, который сразу произ­вел на меня впечатление. Когда я дала задание, он, ничего не переспрашивая, сразу написал решение. При словесной формулировке задачи всегда сложно отделить то, что дано, от того, что требуется. Но он это делал мгновенно. Потом был Саша, который всегда безукоризненно решал задачи, но при этом жаловался мне, что из-за большой нагрузки у него нет времени на чтение. А как-то к нам в лабораторию с папой и мамой пришел девятилетний мальчик Ваня. В пять лет он захотел пойти в школу — к тому времени он уже читал, писал, считал и т. д. Но оказалось, что в школе ему неинтересно. Целый год он просидел, читая под партой, а потом сказал: «Больше я туда не пойду». И родители стали учить его дома. Мать у него — экономист, отец — химик, бабушка — доктор химических наук. Когда в Киеве в 1997 году открылась школа экстернов, Ваня поступил туда. Уже в 12 лет он стал студентом экологического факультета Киево-Могилянской академии. А за два года до этого написал книгу «Мои десять» и издал ее на деньги, заработанные в компании ОАО «Галактон», для которой разработал способ утилизации тары.

Сейчас Ваня уже работает, и даже возглавляет коллектив. Но путь этого мальчика был очень сложным. У многих педагогов он вызывал агрессию и раздражение, потому что не вписывался в их представление о том, каким должен быть ребенок. Судьба таких людей всегда терниста, но именно благодаря терниям они вырабатывают в себе жизненную стойкость и трудоспособность. А это незаменимые качества. Кроме того, этот мальчик был очень порядочным. Для него, например, прийти на экзамен неподготовленным — немыслимое дело.

— Относительно нравственно-этических качеств одаренных людей. Мне всегда казалось, что человек науки непременно должен быть высококультурным. Существует мнение, что уровень культуры ничего общего с уровнем одаренности не имеет…

— Это правда. Были и есть ученые, для которых научный интерес является самым главным интересом в жизни. Когда Нильс Бор сказал Ферми, что надо прекратить исследования по разработке атомной бомбы, тот ему ответил: «А мне интересно!» Духовный человек старается быть осторожным в своей деятельности, потому что всегда есть возможность совершить ошибку. Вспомните, сколько своих изобретений уничтожил Леонардо да Винчи. Увлеченный человек не всегда может представить последствия своих намерений. История человечества — это история трагических деяний людей, которые не были способны на критическую оценку результатов своей деятельности… Проблема одаренности — вечная проблема, ибо мы живем в динамически изменяющемся мире. Новые поколения требуют создания новых условий для благоприятного раскрытия своих способностей, реализация которых была бы наполнена стремлением к созиданию и сохранению планеты Земля на принципах гармонии.

Автор: Виктория Сорокопуд

ВКонтакте Buzz Live journal Facebook Twitter

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL+Enter
Письмо редактору
Вы не авторизировались.
Если у вас уже есть учетная запись ВКурсе.ua, войдите или зарегистрируйтесь.
ваш коментарий:

Читайте также:

Украина ожидает помощь Канады в реформировании системы недропользования, — Семерак

22 июня, 16:23

Украинцы продали в онлайне несуществующую технику на 10 млн грн

22 марта, 17:56

Последние новости за сегодня: