Новости / Аналитика / О диалоге украинцев с украинцами
28 января 2008, 10:32
Размер шрифта: А А А

О диалоге украинцев с украинцами

О диалоге украинцев с украинцами, языковая проблема, украинский язык, Русский язык, культура Украины, Германия, украинские писатели
О диалоге украинцев с украинцами

— Президент Виктор Ющенко заметил, что языковой проблемы на уровне простого гражданина в Украине нет. Вместе с тем результаты опроса общественного мнения свидетельствуют, что 54 процента украинцев, в частности жителей восточных регионов, высказались в пользу признания русского языка как второго государственного. По вашему мнению, в Украине существует языковая проблема, или это всего лишь предвыборные игры политиков

— Языковая проблема в Украине существует, как и в каждой стране, где население разделено на языковые группы. У нас она существует так же, как в Канаде, Бельгии, Швейцарии. Другое дело, насколько эта проблема загоняется в конфликтную плоскость политиками. Для решения языковой проблемы в Украине нужно прежде всего как можно больше ее деполитизировать. И полностью изъять фактор России. Это должен быть диалог украинцев с украинцами при полном невмешательстве российской стороны. Или при полном игнорировании каких бы то ни было ее вмешательств.

— Как именно она вмешивается

— Скажем, когда российская дипломатия, выражаясь дипломатическим языком, обеспокоена закрытием российских школ в Украине. Это — вмешательство. На самом деле, я считаю, такое не происходит российские школы не закрываются. Но у российской стороны, например, вызывает обеспокоенность открытие каждой новой украинской школы. Или вспомните, какое огромное сопротивление вызвало предложение одного из бывших вице-премьер-министров по гуманитарным вопросам о более широком применении украинских переводов кинофильмов в украинских кинотеатрах. Поэтому начинаешь задумываться над тем, что речь идет совсем не о коммерческих мотивах, а о тупом невосприятии и украинского языка, и расширении сферы его функционирования в Украине.

О русском украинскими буквами

Но ситуация с украинским двуязычием могла бы быть очень продуктивной. Фактор русского языка в Украине — чрезвычайно интересный и своеобразный. Хотя бы потому, что это уже не русский язык как таковой, а украинская версия русского языка. Лучше всего было бы, если бы он и писался украинскими буквами. Такое двуязычие могло бы действительно служить украинскому сближению, а не быть яблоком раздора. И если бы не выборы, то, на мой взгляд, простые граждане (здесь могу согласиться с Президентом), ни одна из этих языковых групп — украиноязычных и русскоязычных, их представители — граждане Украины, не заинтересованы в раздувании противостояния. Когда доходит до выборов, политические силы, олицетворяющие себя с этими группами, максимально мобилизуя электорат, давят на этот вопрос. Невероятно, но им удается у обеих языковых групп создать ощущение большой угрозы, что именно их язык в Украине в опасности, что его пытаются уничтожить. Украиноязычные считают в Украине все русифицируется, а русскоязычные — что ведется наступление на их языковые права. Это — феноменальная способность наших политиков поссорить людей с людьми, разъединять их ради 30 процентов на выборах прохождения в парламент. Это тупость, поскольку 30 процентов — это, собственно, не победа. В результате такой власти они однако не могут поделить влияний. Но людей друг с другом ссорят…

Об антикультурности власти

— Политики, правительство декларируют всестороннее развитие украинского языка. Но чем больше приятных обещаний, тем больше в Украине издается, например, русскоязычных газет и журналов. Книгу на украинском, бывает, не найдешь во многих магазинах, а стало уже привычным делом закрывать те, которые ее реализовывают. Как, например, попытка закрыть такое торговое заведение на Крещатике. Почему это становится возможным

— Это — свидетельство удельной органической антикультурности власти. Хотя я не могу расценивать закрытие книжного магазина на Крещатике как антиукраинскую акцию, потому что он не особо отличался любовью к украинской книге. В данном случае — все равно, продаются там украинские или российские книги. Просто есть лакомый кусок — неплохое помещение на самом Крещатике. Но киевляне, которые подчеркнуто считают себя наиболее читающими среди читающего народа украинского, видели, кого они избирали. Поэтому ныне лишь партизанские методы борьбы могут этому помочь. На мой взгляд, это — следствие общего интеллектуального и культурного уровня украинского политикума и, в частности, той его части, которая у власти.

Недавно меня попросили привести вопиющие два-три факта разрушения культуры в Украине. По моему мнению, достаточно и одного — пребывания господина Табачника в должности гуманитарного вице-премьера, ныне уже экс-вице-премьера. Этот господин, заявивший в одном из интервью, что украинский язык — это такой себе ареал для старой, умственно отсталой интеллигенции, которая до сих пор лелеет надежды на национальное возрождение. После этого он должен был бы на следующий день попроситься в отставку. Трудно представить подобное в другой стране. Трудно представить такого польского гуманитарного вице-премьера или чешского, не говоря о британском или американском, если у них такие должности есть. Отсюда все берется откровенная негативная установка власти в отношении любых культурных процессов и культурных перемен. Но есть и другое, например, тот ее сегмент, который ассоциируется с украинским народом. Скажем, Президент и его окружение компрометируют себя и украинскую идею каким-то суперархаическим пониманием этого. Оно для них все сосредоточилось (я не буду употреблять слово Триполье) в каких-то… сорочинских ярмарках, вышитых сорочках, брылях…

— Считаете этого недостаточно

— Совершенно недостаточно. Это в целом элементарный уровень, от которого все берет начало, но потом оно может развиваться, расти, изменяться. Ни одна культура не имеет шансов, если она не включена в культурные современные художественные процессы.

Об украинском буме на немецком рынке

— Еще до недавнего времени украинской литературы, как таковой, для немецкого читателя не существовало, то есть ее не отделяли от русской. Но после того, как немецкое издательство «Зуркамп», а потом и другие издали ваши романы «Московиада», «Рекреации», в литературных кругах заговорили об украинском буме на немецком рынке. Означает ли это, что европейцы начали по-другому воспринимать культуру Украины, отделяя ее от культуры русской

— Это происходит постепенно. От провозглашения независимости прошло много времени, но понимание, что украинское — это другое, нежели российское, к западным европейцам пришло не сразу. Нынешние переводы современной украинской литературы в некоторых западноевропейских странах — свидетельство того, что это меняется в положительном направлении.

— Вы довольны «своими» переводами То есть переводами ваших романов

— Могу судить лишь о языках, которыми сам владею. Я полностью удовлетворен переводами на немецкий. Не говоря о польском.

— Издатель ваших произведений рассказывала о возникших сложностях, когда искали переводчиков для ваших романов…

— Но мы их нашли. Теперь это даже не один человек, их четыре-пять — немецкоязычных от рождения людей, которые физически и кровно никакого отношения к Украине не имеют. Они выучили наш язык и могут отлично переводить с него на немецкий. Несколько иная ситуация с французскими или испанскими переводами. Там это делают люди украинского происхождения. Они работают вместе с тамошними профессиональными стилистами, которые немножко подправляют их переводы. Но мне трудно оценить их качество, поскольку я, к сожалению, не владею ни французским, ни испанским. Можно судить по объективным вещам, например, читаются ли там эти книги, кто их читает, как их обсуждают Но в целом пока немецкий вариант, немецкий опыт для нас наиболее успешный.

— Является ли нехватка переводчиков причиной того, что украинская книга — редкость, например, на немецком книжном рынке

— Года четыре назад еще не было ни одной. А ныне уже вышли произведения четырех авторов и их продолжают переводить. Уверен, что будут новые и новые авторы.

— Почему украинские писатели не издаются на Западе

— Не хватает переводчиков. Мы жили в империи, на Западе считали, что мы все — русские. В мире не было кафедр украинистики, где изучали бы украинский язык и студенты, и люди старшего возраста. Вторая причина — украинское государство не заботится о том, чтобы привлекать иностранцев на стипендии, готовить для них в Украине определенные программы, давать возможность пожить у нас несколько лет, изучать украинский язык и действительность, влюбляться в украинцев и украинок, чтобы после того они становились нашими верными агентами влияния за границей.

— Вы считаете, что это — проблема украинцев Или Запад все-таки не имеет большого интереса к нам

— Интерес более чем достаточный. После оранжевой революции он просто огромный. Но существует определенная инерция времени. Ныне во всех западноевропейских странах уже есть 17—18-летние люди, которые осознанно выбирают изучение украинского. Это даст первый эффект лет через десять. Вместе с тем, повторю еще раз, Украина могла бы стимулировать ускорение такого процесса. Но она это не делает, занимаясь не знаю чем, только не этими проблемами. Кроме того, правительство ныне уже экс-премьера Януковича зарубило финансирование МИД во времена министра Тарасюка. Наши дипломаты, это я знаю из их рассказов, обещали большую финансовую поддержку на издание произведений украинской классической литературы для переводов за границей. Они нашли издателей, а потом оказалось, что правительство им это финансирование не предоставило. Таким образом, произведения на украинском не были изданы.

О качестве произведения, таланта и автора

— То есть, издать книгу на западе Европы нетрудно

— Да. Но при условии, что есть добротное литературное произведение, талантливый автор и человек, способный этот талант и этот текст адекватно передать на одном из западноевропейских языков…

— Можете назвать кого-нибудь из таких авторов

— Можно назвать как минимум десять таких писателей. Но не буду делать это, поскольку много раз на этом обжигался. Называл десяток авторов, а еще пятьдесят обижались, почему и их не назвал Тем не менее подчеркну наша литература ныне, особенно молодая, вполне достойная, интересная и мощная. Если бы было достаточно переводчиков, уверен, ее знали бы во всех европейских странах.

О людях, которым свойственно строить разумные заключения

— В 2006 году вы получили важную немецкую литературную премию и выступили с речью на Лейпцигской книжной ярмарке. В литературных кругах (и не только) ее до сих пор помнят. Ведь, поблагодарив за награду, вы остро критиковали политический истэблишмент Германии за то, что он отказался признать за Украиной право на европейскую перспективу. Кажется, тогда вы избавились от иллюзий относительно так называемого европейского взаимопонимания и открытости немецкого общества. Это было тогда такое настроение, или вы до сих пор так считаете

— Это скорее была речь неблагодарности. Если вы помните последние слова выступления, то я аппелировал к одному проценту европейцев. Пусть этот контингент на 99 процентов состоит из «ферххойгенов», но один процент может что-то изменить. Это была речь, преисполненная надежды и отчаяния. Это было довольно сложное чувство. Но я был поражен последующей реакцией. Об этом выступлении много написано, цитировано в СМИ, что свидетельствует об абсолютном попадании в цель — своеобразный нервный узел. Европейские интеллектуалы и культурные деятели всерьез пережили мои обвинения — настоящий всплеск эмоций. В значительной степени это побудило их думать над тем, что представляет собой Европа. Иногда мне казалось, что тем выступлением сжигаю мосты — так всех обидел, что украинско-европейские отношения порвутся раз и навсегда. Но, к счастью, на него реагировали умные люди, которым свойственно строить разумные заключения…

— Но мосты явно не сожжены в одном из интервью вы сказали, что в Германии бываете чаще, чем в Украине…

— Где это я такое сказал Я не мог это сказать, потому что, собственно, мне всегда об этом говорят сами журналисты «Вы бываете в Германии больше, чем дома». Что я сразу же отрицаю «Неправда!».

— Но все равно часто бываете Правильнее было бы спросить вы чаще бываете в Германии, чем в любой другой стране за границей

— Это правда.

— Почему именно в Германии

— Здесь больше всего издано моих книг. Вот, например, сейчас вышла моя пятая книжка. В Испании вышло три, в Италии одна, во Франции — две. В восточноевропейских странах напечатаны где-то две, где-то три. Больше всего — в Польше. Кроме того, я довольно хорошо владею немецким, чтобы своими силами общаться со здешней публикой. Мне здесь намного легче, лучше и приятнее выступать, чем, скажем, во Франции или Испании. И еще опыт моего общения с Германией, пребывание здесь наиболее продолжительны. Я впервые приехал сюда в 1992 году и иногда чувствую себя здесь, как дома. Это, наверное, из-за знания языка, каких-то поведенческих вещей, общего контекста. Например, когда ты можешь зайти в бар или кнайпу, сесть и вдруг окунуться в повседневную жизнь, казалось бы, чужой страны, вместе с тем, понимая, о чем разговаривают люди, почему они именно об этом говорят, и почему они именно так ведут себя. То есть это как раз то, что позволяет чувствовать себя комфортно.

О фантастической киевской публике

— Что есть в литературном Берлине такое, чего нет в Киеве

— О! Это как земля и небо! В Киеве есть только одно абсолютно фантастическая, прекрасная публика, украинская публика, которая отлично понимает своих авторов до малейшего нюанса и которая заполняет и переполняет залы, когда мы там выступаем. Это то, чего нет в Берлине. В то же время в Киеве нет, скажем, такой интенсивности литературных мероприятий, как в Берлине, где едва не каждый день проходят десятки литературных чтений. В том числе десятки, сотни авторов, приглашенных из-за заграницы. Это — одна из культурных метрополий, где все кипит и бурлит разными акциями, мероприятиями, событиями. Киев все-таки —провинция. Я не говорю, что это плохо, но по сравнению с Берлином мы — провинция. И, возможно, благодаря именно этой провинциальности у нас такая рафинированная, умная, мудрая, остроумная и веселая публика.

О книгах — компьютерных файлах

— Это правда, что вы собираетесь делать писательский перерыв

— Перерыв в путешествиях или перерыв в писании В писании я его как раз и делаю. Это связано с необходимостью ездить и выступать. С другой стороны, наверное, это нормально и логично, поскольку я еще не созрел до следующего произведения. Поэтому сейчас лучшее, что можно сделать, это путешествовать и общаться с публикой.

— Значит, вопрос о том, над чем вы сейчас работаете, снимается

— Он снимался бы даже тогда, если бы я действительно над чем-то работал. Я очень суеверный. Если над чем-то работаю, скрываю это до тех пор, пока становится ясно, что оно у меня обязательно сложится…

— Так вы все же над чем-то работаете

— Оставим этот вопрос открытым.

— А что читает писатель Андрухович Какая книга ныне лежит на его письменном столе

— Мой рабочий стол сегодня — это деск-топ моего компьютера, который я в перерывах между выступлениями в поездах открываю и читаю рукописи — преимущественно молодых авторов. Не буду называть имена, но это — большинство из того, что я в последнее время читаю. Это даже не в форме книг и даже не в форме рукописей, а в форме компьютерных файлов.

— Это означает конец книги в классической ее форме

— Я беру в дорогу четыре-пять книжек. А потом оказывается, что я так и не смог ни к одной из них дотянуться…

— Как раз об этом шла речь на нынешней франкфуртской ярмарке выживет ли книга, которую можно взять в руки, полистать и читать. Зато очень распространены аудиокниги…

— Да, книга в ее классической форме отходит немного на второй план. Я не отношусь к совсем уж пессимистам. Я лишь предполагаю, что это возможно и, если так случится, то это не трагедия. Это лишь означает, что форма изжила себя. Она должна отойти в историю.

— И это вы говорите как писатель

— На самом деле важнее не то, что мое произведение увидел мир в форме книги, а то, что мои мысли или набор моих слов кому-то будут доступны. Пусть в другой форме, но этот диалог так или иначе будет продолжаться.

Интервью взяла Наталия Писанская.

ВКонтакте Buzz Live journal Facebook Twitter

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL+Enter
Письмо редактору

Комментарии (1)

Вы не авторизировались.
Если у вас уже есть учетная запись ВКурсе.ua, войдите или зарегистрируйтесь.
ваш коментарий:

Читайте также:

Последние новости за сегодня: