Новости / Аналитика / Еще раз о прозрачности
17 января 2009, 08:33
Размер шрифта: А А А

Еще раз о прозрачности

Еще раз о прозрачности, газ, конфликт, Чехия, Россия, Украина
Еще раз о прозрачности

Россия потеряла репутацию хорошего поставщика, а Украина — солидной транзитной страны

Мыкола СИРУК, ВЫСТУПАЯ НА ЗАСЕДАНИИ ЕВРОПЕЙСКОГО ПАРЛАМЕНТА, ПРЕМЬЕР-МИНИСТР ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩЕЙ В ЕС ЧЕХИИ МИРЕК ТОПОЛАНЕК ЗАЯВИЛ О НЕОБХОДИМОСТИ ВЛИЯНИЯ СО СТОРОНЫ ЕВРОСОЮЗА НА ИГРОКОВ ГАЗОВОГО РЫНКА

 Чешская Республика будет платить в І квартале этого года 450 долларов за 1000 кубометров российского газа, а во ІІ квартале сумма будет значительно меньше. Но сейчас эта страна пострадала вследствие прекращения поставок газа Россией. Понимают ли в Праге, почему Россия закрыла газовый кран, что происходит и кто виноват в этом газовом конфликте? Как собирается Чехия, перебравшая на себя с 1 января функции председателя в ЕС, разрешить газовый конфликт, который разгорелся с начала года? Не оставит ли ЕС Украину в одиночестве в этой ситуации? Развеет ли Чехия сомнения некоторых европейских стран в ее способности успешно председательствовать в ЕС? Делает ли Брюссель достаточно, чтобы поддержать Украину в ее стремлении интегрироваться в ЕС? Об этом «Дню» — в интервью Чрезвычайного и Полномочного Посла Чешской Республики в Украине Ярослава БАШТА.

«…НАМ НЕ В ЧЕМ РАЗБИРАТЬСЯ — ГАЗА НЕТ»

— Господин посол, ваша страна, как председательствующая в ЕС, принимает активное участие в «гашении» газового конфликта, который с Нового года разразился между Украиной и Россией и привел к остановке поставок российского газа в Европу. По вашему мнению, действительно ли разобрался Евросоюз в причинах этого конфликта?

— Об этом конфликте мы начали говорить 2 января в Праге. Для меня этот год начался в 8 часов утра с рабочей встречи с украинской делегацией, во главе которой был министр энергетики Продан. Сначала мы говорили, что это коммерческий спор. То же самое происходило во время пребывания в Киеве делегации чешского председательства и Европейской комиссии во главе с нашим министром промышленности и торговли Мартином Ржиманом и генеральным директором Генерального директората «Транспорт и энергетика» Европейской комиссии Маттиасом Руете. Но, когда все поставки газа были прекращены, спор из коммерческого превратился в политический. Поэтому делегация нашего премьер-министра в конце прошлой недели посетила сначала Киев, потом полетела в Москву и вернулась назад в украинскую столицу. В результате принятый протокол о мониторинге поставок газа имел больше политическое значение. Первая его часть состояла в том, что нам повезло разрешить существующий политический пат. До вчерашнего дня (интервью состоялось 14 января. — Авт.) мы думали, что это нам удалось. Сейчас все остановилось. Как нам говорят, по технических причинам.

Прежде всего, с обеих сторон были выполнены все политические условия, был подписан протокол о мониторинге, приглашена на места международная группа наблюдателей. Оказалось, что избранное техническое решение невозможно реализовать. Сейчас не только остановилась подача газа, но и перестала поступать информация о том, что происходит.

— Может ли в данной ситуации ЕС «умывать руки» и поступать, как председатель Еврокомиссии Жозе Баррозо, который не хочет давать оценок и говорить, кто виноват в данной ситуации?

— Я думаю, что господин Баррозо не имеет достаточной информации, чтобы дать оценку. Единственное, чего ждут одна и другая стороны конфликта, чтобы ЕС сказал, кто виноват. Наша миссия во главе с министром промышленности и торговли должна была констатировать, что полностью не разобралась в ситуации. Поэтому невозможно сказать, кто виноват. Дело в том, что информация с одной и другой стороны не только не совпадают, а в большинстве случаев даже противоречит друг другу.

— А разве не очевидно, кто закрыл кран, — в нарушение подписанных контрактов на поставки газа…

— Этот вопрос повис в воздухе. Два дня назад я читал заявление украинской стороны, что никакой договоренности о транспортировке газа не существует. Здесь сложно разобраться. Сейчас можно констатировать — я говорю это от имени всех, кого это коснулось: в Европе создалось впечатление, что Россия потеряла репутацию хорошего поставщика, а Украина — репутацию солидной транзитной страны. Сейчас им надо убедить всех в том, что это не так. Мы — потребители газа. У нас заключены долгосрочные договора. Несколько дней во время мороза газ не поступает. И нам не в чем разбираться — газа нет.

B> — Ведь Украина не отказывается от своих обязательств по транзиту, идет навстречу ЕС, приглашает Брюссель стать посредником… Почему ЕС не откликается на предложения Киева и оставляет Украину одну против России?

— Я бы так не говорил. В этом споре мы стремимся найти решение. Существует две проблемы. Первая состоит в поставках и транспортировке газа в Европу через Украину. Кроме того, существуют двухторонние договора между Украиной и Россией, если точнее, между «Газпромом» и «Нафтогазом», о поставках газа в Украину. Вторая причина состоит в том, что мы не разбираемся в этих отношениях. Они непрозрачны.

«КОГДА НЕТ ДОСТАТОЧНОЙ ИНФОРМАЦИИ, НЕВОЗМОЖНО СТАТЬ НА ОДНУ СТОРОНУ В СПОРЕ»

— Не напоминает ли вам нынешний газовый конфликт сценарий росийско-грузинского конфликта, который разразился в августе прошлого года? Там тоже были европейские посредники, были подписаны соглашения, но этот конфликт так и не исчерпан, ЕС не довел до конца его расследование, а Россия так и не выполнила план Саркози—Медведева. Как в том случае, так и в нынешнем газовом конфликте документы готовились без привлечения обеих сторон.

— Действительно, в данной ситуации было невозможно, чтобы у одного стола сошлись эти три стороны. Ни в Брюсселе, ни в Киеве, ни в Москве. Не было никаких переговоров. Поэтому было нужно участие Европейской комиссии и Чехии как председательствующей страны для того, чтобы обе стороны спора достигли договоренности. Я хотел бы подчеркнуть, что подписанием меморандума был разблокирован этот политический пат. Несмотря на пессимистическое впечатление от того, что газ так и не потек в Европу, нам все-таки удалось растопить лед. Ситуация не решена, но она лучше, чем была на прошлой неделе. С понедельника начался следующий этап, когда из коммерческого спора мы пришли к политическому решению. И теперь будем говорить о техническом решении. И это прогресс.

— Господин посол, в обоих случаях лидеры России не хотят встречаться с демократически избранными лидерами Грузии и Украины. Не считаете ли вы, что это является свидетельством того, что российское руководство не хочет воспринимать демократическую власть в нашей стране и собирается посредством газового давления приостановить демократические процессы в Украине? Понимают ли эту угрозу в ЕС или, по крайней мере, в Чехии?

— Для нас сейчас самой главной задачей является возобновление поставки газа в ЕС и в Балканские страны. Многие страны Евросоюза оказались заложниками спора двух стран. Поэтому в данном случае надо сосредоточиться на решении вопросов, которые нас касаются. И после этого решать другие вопросы. Сейчас в интересах наших граждан мы должны влиять на обе стороны этого спора так, чтобы мы достигли этой цели. После этого можно будет разбираться, кто прав, кто виноват.

— Почему ЕС четко не указал России, что та не имела права закрывать кран, а обязана была осуществлять поставки, по ходу дела разбираясь, крадет Украина газ или нет?

— Я уже говорил, что, с нашей точки зрения, обе стороны спора теряют свою совесть. Им надо понимать…

— Но Украина не закрывала кран. Это сделала Россия.

— Задачей нашей делегации было найти факты, доказательства. Однако она получила две противоположные точки зрения. Когда нет достаточной информации, невозможно стать на одну сторону в споре.

Из этого конфликта мы будем выносить уроки. Сейчас, когда в Европе самые большие морозы за последние годы и когда она страдает от нехватки российского газа, ей следует задуматься о своей энергетической безопасности. А это одна из основных тем чешского председательствования. Это значит, что мы во всех своих расчетах будем жить с тем фактом, что у нас нет надежной страны-поставщика энергоносителей и страны-транзитера, которая при любых обстоятельствах способна выполнять свои обязательства. Поэтому нам нужно сделать диверсификацию не только поставок газа, но и маршрутов поставок. Нам нужно сделать все, чтобы в будущем эта ситуация не повторялась. Четырнадцать дней нового года продемонстрировали, что не в наших силах открыть газовые краны. Я говорю с точки зрения Евросоюза. Произошедшее будет толчком к тому, чтобы Европа объединилась и имела единую энергетическую политику. В рамках европейской солидарности мы будем строить газопроводы между странами ЕС.

«ПОДДЕРЖИВАЯ ЭНЕРГОБЕЗОПАСНОСТЬ УКРАИНЫ, МЫ ПОДДЕРЖИВАЕМ БЕЗОПАСНОСТЬ ЕС»

— Господин посол, вы знаете, что в Украине сложно идут демократические процессы. Известно, что демократию очень трудно растить, а авторитаризм — очень легко. Демократическому развитию в Украине не содействует нынешний газовый конфликт. Мы уже говорили, что ЕС фактически остался в стороне от этого конфликта, не желая вмешиваться. Но делает ли, по вашему мнению, Брюссель достаточно, чтобы поддержать Украину в ее стремлении интегрироваться в ЕС, внедрить европейские стандарты, стать настоящей европейской страной? Ведь Украина постоянно стучится в двери, а ей отказывают в перспективе членства.

— Не отказывают. Это просто вопрос будущего. Я хочу сказать, что во время нашего председательствования и после будет развиваться Восточное партнерство, в котором Украина является самой важной страной. Там будут проекты не только в поддержку демократии, но и в поддержку вашей экономики. Как сообщил наш премьер-министр во время своего визита в Киев, мы планируем провести донорскую конференцию, целью которой является поддержка энергетической безопасности Украины. Поддерживая энергобезопасность Украины, мы поддерживаем безопасность Евросоюза. У нас всегда были намерения поддерживать европейские амбиции Украины.

«МЫ МОГЛИ СДЕЛАТЬ ДЛЯ ВСЕХ ОЧЕНЬ ПРИЯТНЫЙ СЮРПРИЗ…»

— Поскольку мы затронули тему председательствования Чешской Республики, то хотелось бы услышать ваше мнение по поводу публикаций в немецких газетах, где утверждается, что вашей стране «не по плечу» справиться с этим заданием?

— Такие мнения могут появляться в прессе. Но 14 дней этого года показали, что Чешская Республика может справиться с председательствованием. И причем справиться гораздо лучше, чем многие ожидали. Об этом говорил наш министр иностранных дел, когда мы встречались перед началом нашего председательствования. Такие скептические заявления в наш адрес создали для нас выгодную позицию. Никто от нас ничего не ожидал. Зато мы могли сделать для всех очень приятный сюрприз. Я думаю, что это уже случилось. По моим оценкам, полугодичное председательствование было эффективным. Ротация председательствования является одной из форм демократических институций Евросоюза.

— А как вы можете объяснить то, что чешская оппозиция не желает стране успешного председательствования и даже пытается объявить вотум недоверия правительству?

— Такая ситуация для чешской политики является типичной. Но пока это на наши действия не влияет. Я оптимист, и думаю, что наша оппозиция является демократической и поддержит свою страну.

— А поддержит ли она ратификацию Лиссабонского соглашения?

— В этом вопросе все ясно. Оппозиция как раз поддерживает ратификацию этого соглашения. Голосование по этому вопросу будет в следующем месяце. Для принятия решения необходимо заручиться поддержкой конституционного большинства — голосами двух третьих от численности парламента. Иными словами, получить 120 голосов. А это значит, что для положительного решения должны объединиться при голосовании социал-демократы и гражданские демократы. Единственные, кто против всем составом, — коммунисты.

— Господин посол, а как вы оцениваете тот факт, что 62 процента опрошенных чехов не хотят быть вовлеченными в политику, боясь «обжечь свои пальцы»?

— Это объясняется опытом (смеется). И говорит о том, что 62 процента населения не хочет быть политиками. Но, как показали последние выборы, чехи достаточно активно принимают участие в политической жизни. Кроме того, хочу напомнить, что у нас имеется более 50 тыс. неправительственных организаций, которые выражают интерес наших людей к участию в общественной жизни. Это очень хороший показатель.

«У НАС ФИНАНСОВОГО КРИЗИСА НЕ БЫЛО…»

— Мировые СМИ сообщают, что мировой кризис задел Чешскую Республику, закрываются заводы. Оппозиция заявляет, что планы правительства по преодолению этого кризиса являются неадекватными ситуации… Действительно ситуация так плоха?

— Задачей оппозиции всегда является критика правительства. Но, с другой стороны, нельзя отрицать, что нас не коснулся кризис. Мы будем иметь проблемы в связи с экономическим кризисом. В частности, со снижением спроса продажи автомобилей в некоторых странах упали до самой низкой отметки за последние 34 года. Это отразится и на нашей экономике.

Могу лишь отметить, что сейчас у нас финансового кризиса нет. А последний финансовый кризис у нас был 12 лет назад. С тех пор мы по-новому создали свою банковскую систему. Поэтому наших банков нынешний кризис не коснулся.

— А чем же объяснить тот факт, что ваша страна отстала от Словакии, которая с 1 января этого года присоединилась к зоне евро?

— Присоединение Чехии к зоне евро остается под вопросом. Некоторые экономисты считают, что наличие собственной валюты лучше для преодоления кризиса. Другие считают, что для этой цели лучше перейти на евро. Тем не менее, наша страна соответствует всем критериям, необходимым для перехода на евро. Это касается и государственного долга, дефицита консолидированного бюджета, составляющего 1,9 процента. Пока не было политической воли относительно перехода на евро. У нас в прошлом году была проблема с национальной валютой, которая слишком быстро росла и составляла 23 кроны за евро. В сентябре рост кроны приостановился, и сейчас за евро у нас дают 26—27 крон. Это удовлетворяет наших экспортеров. Ведь рост валюты тормозил наш экспорт. Темпы падения нашей валюты невозможно сравнивать с фунтом стерлинга, с гривней или российским рублем.

— А повлиял ли на двухсторонние отношения между нашими странами нынешний кризис?

— Пока не повлиял. Более того, экономические отношения с нашими странами росли очень быстро. Темпы роста затормозились в ноябре. Но пока нет официальных подтверждений о падении. В разговорах с нашими предпринимателями я понял, что начинаются тяжелые времена. Но пока это впереди.

«УКРАИНА ДОЛЖНА ПРЕОДОЛЕТЬ ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС И НАЙТИ СИСТЕМНЫЙ ВЫХОД»

— Господин посол, какими вы видите перспективы выхода Украины из кризиса?

— Я думаю, что Украина должна преодолеть финансовый кризис и найти системный выход. Я недавно увидел, что Украина по индексу свободы предпринимательства на 152 месте в мире. Наш опыт говорит, что легче выйти из кризиса, когда страна находится на одном из первых мест по этому показателю.

Украина сейчас является членом ВТО, имеет поддержку Международного валютного фонда. Поэтому я надеюсь, что в сотрудничестве с этими институциями вам удастся выйти из кризиса. И воспринять этот кризис не как трагедию, а как возможность. Просто сейчас нужно будет сделать шаги, о которых ранее из конъюнктурных соображений никто не думал, потому что эти шаги являются болезненными. Ярослав БАШТА

ВКонтакте Buzz Live journal Facebook Twitter

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL+Enter
Письмо редактору
Вы не авторизировались.
Если у вас уже есть учетная запись ВКурсе.ua, войдите или зарегистрируйтесь.
ваш коментарий:

Читайте также:

Какая часть украинцев готова искать подработку (исследование)

3 июня 2017, 16:31

В Украине увеличивается производство круп

2 июня 2017, 08:37

Последние новости за сегодня: