Новости / Аналитика / Символический пример
3 февраля 2009, 08:36
Размер шрифта: А А А

Символический пример

Символический пример, Георгий Гонгадзе, Дворец Европы, Свобода выражения взглядов, ЕСПЧ, ПАСЕ, Григорий Омельченко
Символический пример

Требования провести полное расследование обстоятельств гибели Георгия Гонгадзе звучали в стенах Дворца Европы многократно. Они содержатся и в резолюции ПАСЕ от 2001 года «Свобода выражения взглядов и функционирование парламентской демократии в Украине», и в резолюции 2005 года о ходе выполнения обязательств, взятых Украиной при вступлении в Совет Европы. В 2005 году Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) рассмотрел иск Мирославы Гонгадзе и установил нарушение статей 2 (право на жизнь), 3 (запрет пыток) и 13 (право на эффективное средство юридической защиты) Европейской конвенции по правам человека.

В решении суда говорится о том, что в ходе расследования до декабря 2004 года государственные органы скорее пытались доказать отсутствие вины высших должностных лиц, чем установить истинные обстоятельства исчезновения и смерти супруга заявительницы. Приводится перечень действий, которые нужно предпринять для установления действительных виновников преступления и для устранения серьезных «дисфункций» украинской правоохранительной системы. После решения суда в 2008 году последовала промежуточная резолюция Комитета министров СЕ об исполнении Украиной этого решения, которую, правда, многие хотели бы увидеть в более жесткой и полной форме.

И вот теперь, на январской сессии ПАСЕ, парламентарии рассматривали доклад Сабине Лойтхойссер-Шнарренбергер под названием «Расследование преступлений, предположительно совершенных высшими должностными лицами во время правления режима Кучмы в Украине, — дело Гонгадзе как символический пример».

Докладчица согласилась ответить на вопросы корреспондента «ЗН».

— Г-жа Лойтхойссер-Шнарренбергер, какие надежды вы возлагаете на этот доклад? Ведь по делу Гонгадзе есть уже не только несколько решений ПАСЕ, но и решение ЕСПЧ, резолюция Комитета министров?

— В докладе содержатся совершенно конкретные рекомендации и требования. И я рассчитываю, что теперь органы власти, отвечающие за доведение этого дела до конца, больше не смогут перекладывать ответственность за свою бездеятельность на кого-то. У нас уже есть первый обнадеживающий знак в этом отношении. Сегодня (27 января. — Ред.) на пресс-конференции президент Ющенко заявил, что осуждение непосредственных убийц является лишь первым шагом, за которым должно последовать продолжение. В течение трех лет в этом отношении ничего не предпринималось. Возможно, именно сейчас мы станем свидетелями нового начала. Но в одном можно не сомневаться — замолчать это дело не удастся. Мы будем продолжать отслеживать развитие ситуации как по линии деятельности мониторингового комитета, так и в ходе подготовки доклада о выполнении решений Европейского суда по правам человека.

— В докладе особое внимание уделяется записям Мельниченко, необходимости их независимой экспертизы, приобщения их к материалам дела…

— Несколько дней назад я получила письмо от генерального прокурора Украины, в котором он сообщил, что записи от Мельниченко уже получены и что определены международные эксперты, которые будут с ними работать (в прошлом номере об этом рассказал в интервью «ЗН» генпрокурор А.Медведько. — Ред.).

— Каким образом определялись эти эксперты? Вы уверены в их независимости и компетентности?

— Я ничего не знаю об их назначении. Думаю, назначал их сам генеральный прокурор Украины. Мне не известны их имена, из каких они стран, поэтому в этом отношении ничего не могу комментировать. Тот факт, что международные эксперты (в полном соответствии с моим принципиальным требованием) наконец-то назначены, я считаю исключительно важным достижением — едва ли не единственным за последнее время. В противном случае майор Мельниченко отказался бы отдавать свои записи.

— Но ведь СЕ и вы лично давно предлагали конкретную помощь в проведении экспертизы?

— Да, действительно, я отправляла просьбу американским экспертам оказать помощь в проведении экспертизы записей и самого записывающего устройства и получила положительный ответ за два года до того, как генеральный прокурор Украины отправил аналогичный запрос.

У нас есть информация и об экспертах из других стран, например, из Германии. Думаю, было бы очень неплохо назначить именно их. Но так как у меня нет никакой официальной информации по поводу назначения экспертов, я не могу дальше комментировать этот вопрос. Сейчас главное тот факт, что все нормы украинского законодательства и принципиальные требования с нашей стороны (в отношении самого факта назначения международных экспертов) для экспертизы записей Мельниченко соблюдены. Мы ждем результатов их экспертизы и рассчитываем, что они помогут сдвинуть расследование с мертвой точки.

— А как обстоит дело с контролем за выполнением решения Европейского суда по правам человека, которое, согласно новому законодательству, возлагается на Министерство юстиции? Есть ли у вас сведения о том, что сейчас предпринимается этим учреждением для выполнения решения ЕСПЧ по делу Гонгадзе?

— Этот вопрос обязательно будет подниматься в ходе нашего визита в Украину нынешней весной, а также станет предметом пристального внимания со стороны моего коллеги Кристоса Пургуридоса, которого назначили докладчиком по наблюдению за выполнением решений ЕСПЧ.

Кроме того, с Ренате Вольвенд, моей содокладчицей по мониторингу Украины, мы обязательно постараемся встретиться с министром юстиции и получить от него конкретную информацию, которая и позволит нам сделать вывод о том, как обстоят дела с выполнением этого решения. И в своем докладе, и в сегодняшнем выступлении я подчеркивала тот факт, что мы ждем и требуем выполнения решения суда. Как вы видели, эта позиция была полностью поддержана Парламентской ассамблеей.

— У вас не сложилось впечатление, что дело Гонгадзе интересует наших политиков исключительно как средство политической борьбы?

— Это дело никак не может быть инструментом политической, предвыборной борьбы! Ведь его уже и так использовали в ходе избирательных кампаний 2004-го и 2005 годов, в ходе помаранчевой революции. И Виктором Ющенко, и Юлией Тимошенко, и другими ключевыми фигурами украинской политики было заявлено, что дело Гонгадзе является лакмусовой бумажкой для украинской демократии, а обнаружение и привлечение к ответственности не только непосредственных убийц, но и организаторов и заказчиков является приоритетом! ***

К сожалению, при всем желании разделить оптимизм докладчицы не удается. Камера пресс-центра Совета Европы транслировала заполненный менее чем на четверть зал сладко дремлющих депутатов.

Пламенная речь Григория Омельченко, продемонстрировавшего не только полную осведомленность в отношении личностей заказчиков и организаторов убийства Г. Гонгадзе, но и таинственных международных экспертов, была услышана разве что представителями украинской делегации, не скупившимися на комментарии в кулуарах. Григорий Емельянович, с 2002-го по 2006 годы возглавлявший парламентскую следственную комиссию по делу Г. Гонгадзе, выступил с предложением: призвать ПАСЕ обратиться к российской стороне с просьбой оказать содействие в получении показаний лиц, находящихся на ее территории, в том числе двух граждан Украины, в контексте расследования дела Г.Гонгадзе. Правда, позаботиться о соблюдении процедурных требований и внести эту и другие полезные для продвижения дела поправки так, чтобы их хотя бы приняли к рассмотрению, никто не удосужился.

Еще меньше интереса обсуждение доклада вызвало в самом пресс-центре.

В резолюции №1645 (2009), которая была принята 75 голосами при трех воздержавшихся, содержатся и требования привлечь к ответственности лица, не предпринявшие необходимые меры по защите Георгия Гонгадзе и по расследованию его исчезновения, и по расследованию обстоятельств освобождения генерала Пукача и его ухода от ареста в Израиле, гибели Юрия Кравченко, других подозрительных обстоятельств, окружающих потенциальных фигурантов уголовного дела. А вот утверждение о том, что «во времена режима Кучмы усилия были направлены на то, чтобы задержать, затянуть и заблокировать расследование на всех уровнях, то политическое вмешательство после помаранчевой революции было нацелено на фокусирование общественного внимания на уголовном преследовании непосредственных исполнителей преступления, с отвлечением внимания от его организаторов и вдохновителей», можно найти исключительно в тексте самого доклада.

Как стало известно «ЗН», из трех иностранных специалистов (назначенных следователем Генпрокуратуры Украины экспертами по делу), которые будут осуществлять в феврале комплексную судебно-фоноскопическую экспертизу пленок Н.Мельниченко, двое из Германии, один — из Румынии. Но данные об этих специалистах настолько засекречены, что официальной информации о них не было даже у докладчицы ПАСЕ. Как отметил в опубликованном в прошлом номере «ЗН» интервью генпрокурор А.Медведько, результат этой экспертизы «станет основой для последующего продвижения по делу».

Автор: Оксана Приходько (Страсбург)

ВКонтакте Buzz Live journal Facebook Twitter

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL+Enter
Письмо редактору
Вы не авторизировались.
Если у вас уже есть учетная запись ВКурсе.ua, войдите или зарегистрируйтесь.
ваш коментарий:

Читайте также:

Порошенко подписал закон о ратификации соглашения о свободной торговле с Канадой

3 апреля, 18:31

Украина занимает четвертое место в мире по числу переселенцев, — комитет ВР по правам человека

1 апреля, 14:12

Год свободной торговли с ЕС: стоят ли усилия?

25 января, 20:29

Порошенко подписал закон о свободной торговле с Канадой

17 ноября 2016, 17:16

Последние новости за сегодня: