Новости / Аналитика / Сначала — модернизация
12 февраля 2009, 09:14
Размер шрифта: А А А

Сначала — модернизация

Сначала — модернизация, металлургическая отрасль, экономический кризис, экономическое развитие
Сначала — модернизация

Пытаясь поддержать металлургическую отрасль, государство повторяет свои прежние ошибки.

Нам, как всякому молодому государству, всегда было важно знать, какой видится наша страна иностранцам, особенно европейцам с их отрегулированной за многовековую историю жизнью. Однажды журналисты, беседуя с находящимся в Украине исполнительным вице-президентом Международной финансовой корпорации, задали ему похожий вопрос. Ответ высокопоставленного европейского гостя, думаю, должен был насторожить всех.

По его мнению, за последние три года Украина хоть и добилась определенных успехов, но, к сожалению, пока что в своем развитии она находится ближе к странам Центральной Азии, нежели даже к соседям в Восточной Европе.

— Если задать вопрос, насколько в Украине изменилась регуляторная среда, то окажется, что изменений на самом деле не так много, как должно было быть. Согласно различным международным рейтингам, у вас одна из наиболее обременительных в мире налоговых систем, 140-е место по степени защиты прав инвесторов и минимум реальных реформ.

Прямо скажем, характеристика не самая лестная. Особенно если учесть, что она касается государственной регуляторной системы, от которой во многом зависит наше собственное благополучие.

Попытаемся рассмотреть, в чем же, собственно, заключаются различия между регулятивными механизмами Украины и стран, занявших более высокие ступеньки в международных рейтингах. А в качестве примера для сопоставления возьмем ситуацию в металлургической промышленности, переживающей сегодня не самые лучшие времена во всем мире и остро нуждающейся в государственной поддержке.

США

С началом масштабного кризиса необходимость усиления государственного регулирования и госконтроля назрела и в США. Во всяком случае, об этом вслух заявил новоизбранный президент Барак Обама.

При крайне незначительной доле госсектора в Соединенных Штатах (одной из самых малых в мире) уровень госрегулирования здесь является традиционно высоким. Со времен Великой депрессии 30-х годов американское правительство имеет возможность оказывать постоянное влияние на формирование производственных решений частного бизнеса.

Многочисленные правительственные комитеты применяют к нерадивым производителям санкции согласно нормам трудового, антимонопольного, налогового и экологического законодательства, тем самым вынуждая вести бизнес строго по рыночным правилам, поддерживать планку социальных стандартов и постоянно модернизировать свое производство. Отраслям и корпорациям, находящимся в затруднительном финансовом положении, власти помогают субсидированием либо дешевыми кредитами, выданными под гарантии государства. Например, в 1970 г. такой кредит был предоставлен одному из ведущих производителей автомобилей — компании Chrysler, находящейся на грани банкротства. А в 2008-м льготными кредитами пришлось спасать уже весь американский автопром.

Следом за автомобильными гигантами государственной поддержкой захотели воспользоваться и американские металлурги, переживающие те же проблемы, что и их коллеги во всем мире. Они призвали нового президента оградить рынок металла от конкурентов в лице Китая и начать в стране строительство многочисленных инфраструктурных объектов, железных дорог, мостов и других металлоемких проектов.

Кроме того, федеральное правительство США, продолжающее вести военные кампании в Ираке и Афганистане, производит ежегодные закупки необходимой для нужд военно-промышленного комплекса продукции на десятки, а то и сотни миллиардов долларов. Согласитесь, что для американской металлургии это неплохое подспорье.

Россия

У нашего северо-восточного соседа сегодня наблюдаются совершенно противоположные тенденции во взаимоотношениях государства и металлургического комплекса. Находящаяся с 2000 г. у власти в РФ команда Владимира Путина явно вознамерилась вернуть под контроль государства целый ряд важных для страны отраслей экономики и стратегических предприятий, «розданных» в прежние времена олигархам. Под их натиском уже пали частные медиа-холдинги и нефтегазовые корпорации. Их владельцы либо сели за решетку, либо эмигрировали. Некоторые сумели примириться с властями. Теперь, похоже, пришла очередь металлургии.

Слухи о том, что правительство РФ негласно поручило госконцерну «Росспецсталь», связанному с «Рособоронэкспортом», собрать под своим крылом наиболее значимые металлургические активы в пределах всего СНГ, кочуют в профессиональной среде украинских специалистов еще с прошлого года. А совсем недавно на сайте ugmk.info появилась любопытная информация о том, что финансовый кризис предоставил российским властям эффективный механизм для проведения теневой реприватизации. В последнее время крупнейшие металлургические компании России активно занимались приобретением зарубежных активов (например, покупка группой Абрамовича Evraz Group S.A. американского производителя стали Claymont Steel Holdings, Inc за 564,8 миллиона долларов и четырех коксохимических заводов у группы «Приват» за 2 миллиарда долларов), привлекая для этого большие кредиты. Желая рефинансировать свои долги, собственники обратились к правительству с просьбой выдать им долгосрочные кредиты с низкими процентными ставками. А со временем кредитовавшие их госбанки начнут конвертировать долги в акции своих должников.

По данным сайта, первыми жертвами такой «национализации» могут стать три крупнейших металлургических гиганта России: «Металлоинвест» Алишера Усманова, «РУСАЛ» Олега Дерипаски и «Норникель» Владимира Потанина.

Какие же сверхважные задачи могут ставить перед собой российские власти, создавая очередную госмонополию, сравнимую по положению с «Газпромом»? Во-первых, они наконец прекратят бессмысленные, по их мнению, распри между производителями сырья и конечной продукции — металла. Во-вторых, обеспечат нужным количеством металлопродукции стратегически важные для государства предприятия военно-промышленного комплекса, трубной промышленности (для постройки газо- и нефтепроводов, посредством которых Кремль намеревается активно влиять на европейскую политику, ежегодно нужны миллионы тонн труб) и атомной энергетики.

Что же касается модернизации явно устаревших производственных мощностей ГМК, по словам работников запорожских металлургических предприятий, поддерживающих деловые связи с российскими коллегами, у наших соседей уже давно действует негласная договоренность между правительством и собственниками, по которой последние в обязательном порядке направляют 20% ежегодной прибыли на модернизацию собственных заводов. Порой ситуация доходила и до абсурда, когда некоторые предприятия, стараясь отчитаться перед властями о проделанной работе, даже закупают ненужное им в принципе оборудование, да еще и содержат у себя в штате специальных людей, которые придумывают логические обоснования подобных приобретений. Во всяком случае, так говорят осведомленные люди.

А что же Украина?

Особенностью нашего государства является то, что оно всегда пытается ликвидировать возникающие катаклизмы только сиюминутными административными мерами, вместо того, чтобы заглянуть в корень проблемы, выявить ее причины и попытаться раз и навсегда их устранить. Точнее, эти причины, как правило, всем известны, но с ними попросту не желают бороться. Примеров тому огромное количество. Скажем, практически каждый год западные регионы Украины сталкиваются с сильными наводнениями. Каждый год государство выделяет средства для оказания помощи жертвам стихии, восстановления разрушенных домов, больниц, школ, административных учреждений, вместо того, чтобы один раз заняться комплексным ремонтом старых дамб и строительством новых гидросооружений, надолго сняв проблему наводнений с повестки дня. Или вспомним бесконечное закапывание в землю огромных средств хроническим временным латанием дорог. Или ежегодные катастрофы, в которые превращаются то урожаи, то неурожаи — значения не имеет.

Аналогичная ситуация наблюдается сегодня и в нашей металлургической промышленности. Правительство пытается «вылечить» отрасль, заключая меморандумы с собственниками металлургических предприятий, предоставляя им (правда, не без боя) всевозможные налоговые послабления, снижая таможенные пошлины и устанавливая льготные цены на сырье. При этом любой специалист может подтвердить, что главные проблемы украинских предприятий заключаются вовсе не в налогах и ценах на сырье, а в том, что мощности большинства из них безнадежно устарели (в прошлом году на ДМЗ вывели из эксплуатации мартеновскую печь, эксплуатируемую с 1912 г.), а производственные процессы слишком дорогостоящие. Не отрицают этого и руководители предприятий. Выступая в Киеве на отраслевой конференции, директор Алчевского комбината Тарас Шевченко заявил, что возраст половины отечественных металлургических заводов с устаревшим оборудованием и технологиями превышает сотню лет, добавив, что с такими активами, да еще учитывая экспортную ориентацию отрасли, нам будет крайне сложно конкурировать на международном рынке. Так что последние «административно-лечебные» меры властей по отношению к горно-металлургическому комплексу вряд ли принесут существенную пользу.

Интересно, что в вопросе поддержки и реформирования металлургической отрасли, приносящей немалый доход бюджету, наше государство сегодня наступает на грабли, оставленные им еще десять лет назад. Как известно, наша промышленность, в том числе и металлургическая, уже не раз переживала тяжелые времена. В 1999 г. во время одного из таких нелегких моментов государство решило подставить плечо металлургам, приняв Закон «О проведении экономического эксперимента на предприятиях ГМК Украины». Он тоже не предусматривал никакой промышленной модернизации, но зато на два года уменьшал для предприятий отрасли налоговое бремя (налог на прибыль, экологические сборы и др.).

Заместитель главного бухгалтера, участвовавшего тогда в эксперименте запорожского завода «Днепроспецсталь», Альбина Портнова говорит, что в экономическом и финансовом отношении этот закон действительно принес существенную пользу предприятию. Но была ли его роль на самом деле такой уж важной?

Другой сотрудник ДСС — Станислав Белик, хорошо помнящий то нелегкое время, считает, что кризис 1998—1999 годов — это как раз тот случай, когда спасение утопающих было делом рук, в первую очередь, самих утопающих. И спасательный круг в виде административных мер государства вряд ли мог самостоятельно изменить ситуацию в лучшую сторону.

— По-моему, удержаться на плаву в те годы предприятию помогло не столько участие в экономическом эксперименте (хотя налоговые льготы еще никому не мешали), сколько установка в 1998 году принципиально нового оборудования — вакууматора. И если бы не это мероприятие, реально увеличившее нашу конкурентоспособность и обеспечившее поступление выгодных заказов, никакой, даже самый лучший государственный закон не спас бы нас от краха, — говорит он.

Пытаясь сегодня поддержать металлургическую отрасль, действительно находящуюся в крайне затруднительном положении, государство снова повторяет те же ошибки, что и тогда. Издавая различные постановления регулятивного характера, подписывая меморандумы с собственниками заводов, правительство не взяло с них конкретных обязательств по модернизации своих предприятий в обмен на предоставляемую государством помощь.

Может, у украинской власти попросту нет никаких рычагов давления и воздействия на контролирующих отрасль олигархов? История с реприватизацией и перепродажей «Криворожстали», а также с прошлогодними «наездами» на это предприятие Фонда госимущества, якобы за невыполнение новыми собственниками взятых на себя обязательств, свидетельствует как раз об обратном — могут, когда хотят. Есть и четкий перечень необходимых для отрасли мероприятий в виде комплексной программы развития ГМК вплоть до 2011 г., принятой правительством еще в 2004-м.

Но если государство на самом деле все может и все понимает, почему же тогда так редко оно использует свои возможности? Когда оно последний раз спрашивало у собственников о выполнении взятых ими на себя обязательств во время приватизации интересующих их промышленных объектов? Ведь известно, что несколько последних лет украинская металлургия за редким исключением практически не модернизировалась, принося при этом огромные прибыли своим недальновидным хозяевам лишь за счет прежнего потенциала и удачной конъюнктуры рынка. Или все хозяева в этой отрасли — временщики, пришедшие на выстроенные не ими предприятия доить эту «корову» до полного и безвозвратного ее истощения? Но ведь отрасль кормит не только своих хозяев, но и все то же государство со всеми его не желающими голодать ветвями и институтами. Впору бы позаботиться источниками наполнения бюджета.

Насколько ощутимо кризис ударил по семьям заводовладельцев, судить не берусь. Но потери свои они пытаются сократить за счет затрат на наемных работников и охраны среды их обитания. Вот тут бы властям должным образом и встревожиться за достойный уровень жизни рабочих. И не только на предприятии индийских магнатов. Да и об экологии в индустриальных городах не забыть. Ведь металлурги — это не только работники частных предприятий, зависящие лишь от своих работодателей. Они еще и граждане Украины, содержащие государство своими налогами, о которых, согласно Конституции, это самое государство и обязано заботиться. А другой заботы у него ведь, по большому счету, и нет!

 

Андрей Гайдай, Запорожье

ВКонтакте Buzz Live journal Facebook Twitter

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL+Enter
Письмо редактору
Вы не авторизировались.
Если у вас уже есть учетная запись ВКурсе.ua, войдите или зарегистрируйтесь.
ваш коментарий:

Читайте также:

Гройсман поставил «новую» задачу по перестройке экономики

27 мая 2017, 17:46

Почему украинцы не инвестируют в Украину — экономист

12 мая 2017, 14:12

Ситуация плачевная – крупнейший инвестор объяснил двукратное сокращение инвестиций в Украину

11 мая 2017, 20:12

Чем кормить мир: Топ-5 глобальных трендов в питании

28 апреля 2017, 09:42

Последние новости за сегодня: