Новости / Аналитика / Социальная ответственность бизнеса
13 марта 2008, 09:26
Размер шрифта: А А А

Социальная ответственность бизнеса

Социальная ответственность бизнеса, ответственный бизнес, социальная корпоративная ответственность, корпоративное гражданство, консалтинговая фирма
Социальная ответственность бизнеса

Словосочетания «социальная корпоративная ответственность», «ответственный бизнес», «корпоративное гражданство» все чаще встречаются не только на страницах общественно-популярных изданий, но и в бизнес-планах большинства компаний. То, что это не просто дань новой моде, у Дэниела Франклина никаких сомнений не вызывает. Гораздо больший интерес для автора тематического обзора в журнале The Economist представляет поиск ответа на вопросы, стоят ли за всей этой риторикой реальные изменения и чего ждать обществу от новомодных веяний. Выводы редактор британского издания делает в полном соответствии с традициями этого СМИ — достаточно неожиданные и столь же парадоксальные. Не от хорошей жизни

Целая серия корпоративных скандалов, последние несколько лет сотрясавших ведущие корпорации мира, заставила их руководство задуматься о необходимости экстренных мер как по повышению корпоративной репутации в целом, так и по улучшению имиджа отдельных брендов. Если три года назад из 1192 топ-менеджеров, опрошенных Economist Intelligence Unit, корпоративную ответственность в качестве своих приоритетов называло чуть более 30%, то сейчас этот показатель приблизился к 60%. А в ближайшие три года ожидается его дальнейший рост. В результате доля тех менеджеров, для которых социальная ответственность не является приоритетом, сократится до единичных процентов.

Один из девяти долларов, ныне инвестируемых в корпоративный менеджмент, идет по статье «социальная ответственность». 95% руководителей ведущих корпораций, опрошенных консалтинговой фирмой McKinsey в 2007 году, отметили, что ожидания от бизнеса существенно возросли даже по сравнению с предыдущим годом. Специализация по теме социальной ответственности становится наиболее рейтинговой в ведущих бизнес-школах мира, а консультанты данного профиля пользуются все большим спросом.

Впрочем, корпорации испытывают не только внешний, но и внутренний прессинг. Крылатая фраза «деньги не пахнут» постепенно утрачивает свою актуальность. По крайней мере, на Западе. Компания TNT, базирующаяся в Амстердаме и обеспечивающая логистику по всему миру, давно и плодотворно сотрудничает с ооновской World Food Programme, предоставляющей гуманитарную помощь пострадавшим от всевозможных бедствий. Согласно опросу, проведенному в 2006 году, 68% ее сотрудников гордятся своей работой именно благодаря участию компании в преодолении последствий наводнения в Бангладеш и прочим аналогичным примерам, а три четверти претендентов на работу в TNT просятся на направления, связанные с сотрудничеством с WFP.

Как отмечают специалисты, это давно уже стало тенденцией, заставляющей «охотников за головами» заманивать профессионалов и топ-менеджеров не просто обещаниями высоких доходов и всевозможных бонусов, но и возможностью участия в социально значимой деятельности. Если несколько лет назад основными темами на барбекю или за семейным ужином были финансовые успехи, то сейчас — реализованные или намеченные проекты, несущие на себе печать корпоративной ответственности. Не царское это дело

С точки зрения психологии дивиденды подобной деятельности вполне очевидны. А вот с финансовой — остаются крайне спорными. Милтон Фридман, один из основоположников свободно-рыночной экономики, еще в 1970 году опубликовал в New York Times Magazine статью под красноречивым названием «Социальная ответственность бизнеса заключается в максимизации прибыли».

Самым заметным последним прибавлением армии критиков новомодной тенденции стал Роберт Райх, министр труда в правительстве Билла Клинтона, а ныне преподаватель Калифорнийского университета в Беркли. В прошлом году он опубликовал книгу «Суперкапитализм». Квинтэссенция критики — в том, что социально-ответственная активность корпораций подменяет собой деятельность избранных именно для этого правительства, специально созданных НПО, а также способствует развитию коррупции, зиждется на расходовании чужих средств.

Естественно, на все эти обвинения у сторонников идеи социальной ответственности бизнеса имеются контраргументы. В частности, кодексы корпоративной этики, которые становятся все более популярными, создают, с одной стороны, буферную зону между жестким законодательным регулированием определенных секторов и полным беспределом, а с другой — подменяют соответствующие законодательные акты. В условиях глобализации, когда французская компания, например, имеет своими поставщиками китайских производителей, такие кодексы играют очень важную роль. Хотя и не избавили компанию Mattel от необходимости отозвать свою продукцию, произведенную в Китае и загрязненную свинцом. Почему — активно разбираются представители всех заинтересованных сторон.

Впрочем, не менее важную роль они играют и тогда, когда соответствующая законодательная база присутствует. Пусть даже в виде исключения. В частности, в США действует закон о правонарушениях в отношении иностранных граждан, который регулирует гражданские иски, поданные негражданами, по поводу правонарушений, совершенных за пределами США. Так что компания Yahoo!, «прославившаяся» сотрудничеством с китайскими спецслужбами, в результате которого два китайских диссидента оказались в тюрьме, вполне могла попасть под его юрисдикцию. Однако до этого дело не дошло. После шумного общественного резонанса семьям пострадавших были выплачены значительные компенсации.

Противопоставление социальной ответственности НПО также постепенно уходит в прошлое. Невиль Исдел, один из директоров компании Coca-Cola, отмечает, что 10 лет назад невозможно было представить себе, что представители компании будут находиться в одной комнате с представителями организации Greenpeace. А сейчас они сотрудничают в рамках проектов не только по сохранению запасов питьевой воды, но и по сокращению эмиссии парниковых газов промышленным оборудованием. А корпоративная коррупция, как показывают многочисленные исследования, «квартирует» в развивающихся странах — то есть там, где недоразвито правительственное регулирование этой сферы, а также не слишком процветает социальная направленность корпораций.

Тем не менее вопрос о финансовой целесообразности остается, пожалуй, самым противоречивым. С одной стороны, сравнение наиболее популярных индексов (MSCI World Index, Dow Jones Sustainability Index, FTSE4Good Index) показывает, что особых финансовых дивидендов социально ответственная деятельность не приносит. Однако лишь 4% топ-менеджеров, опрошенных Economist Intelligence Unit, назвали социально-ответственную деятельность пустой тратой времени и средств. С другой стороны, приблизительно такая же часть руководителей компаний подтвердила, что ожидает финансовых дивидендов от подобной деятельности.

Дэниел Франклин предпринял немалые усилия, чтобы обосновать финансовую привлекательность социально-ответственной деятельности корпораций. В частности, он ссылается на обобщение результатов 167 исследований, проведенных за последние 35 лет, которое подтверждает существование положительной корреляции между финансовыми показателями корпорации и масштабами ее социально-ответственной деятельности. Правда, корреляция эта выглядит достаточно слабой. С другой стороны, журналист подчеркивает, что более важным является отсутствие корреляции отрицательной. Тонкости технологии

Итак, что вкладывают корпорации в понятие «социальная ответственность», как они ее планируют и осуществляют, чего ожидают от ее результатов и как их оценивают В этом отношении автор The Economist демонстрирует наибольший пессимизм. Свыше 50% менеджеров, опрошенных Economist Intelligence Unit, сообщают, что ожидают от подобной деятельности улучшения репутации корпорации. И что это есть, как не управление рисками

Профилактика техногенных катастроф, недопущение эксплуатации детского труда, незагрязнение атмосферы (а в украинском варианте — еще и своевременная уплата налогов) — зачем мешать божий дар с яичницей Более того, даже в таком притянутом за уши понимании социальной ответственности присутствует принципиальный недостаток — отсутствие стратегического подхода. Наиболее показательный пример — Toyota, разработавшая перспективную модель гибридного автомобиля, но активно лоббирующая в США непринятие закона, который ограничивает выбросы парниковых газов.

С другой стороны, корпорации, осуществляющие социально-ответственную деятельность «по-взрослому», все-таки существуют! Например, кто не говорит о необходимости оказания помощи в развитии Африки Разве что те, кто для этого что-то делает. Компания Anglo American занимается добычей полезных ископаемых на Африканском континенте. Бизнес, что и говорить, не самый комплиментарный. Тем не менее компании удалось заработать не только имиджевые дивиденды, но и финансовые. Во-первых, она разработала перечень требований к местным партнерам, который позволяет отбирать их не только на основании максимизации прибыли, но и с учетом того влияния, которое они оказывают на развитие местной общины. Во-вторых, расходы на ВИЧ-тестирование, которое обходится компании в 10 млн. долл. в год, постепенно вышло за рамки филантропии увеличилась продолжительность жизни рабочих, на обучение которых компания тратит собственные средства.

Постепенный отход от филантропии является ярко выраженной тенденцией. Еще совсем недавно корпорации выделяли на благотворительность 1% своих доналоговых поступлений. Теперь же они предпочитают сами контролировать расходование своих средств. Причем таким образом, чтобы пользу получали все — как потребители, так и акционеры.

И это, если верить журналисту из The Economist, отнюдь не выглядит фата-морганой. В частности, инвестиционный банк Goldman Sacks разработал уникальную модель оценки эффективности бизнеса, которая включает показатели социальной ответственности. Понятно, что в первую очередь банк заинтересован в том, чтобы окупить свои инвестиции. Просто практика показала, что при прочих равных условиях компании, не чурающиеся социальной ответственности, заслуживают большего доверия. В том числе и финансового.

Автор Оксана Приходько (по материалам The Economist)

ВКонтакте Buzz Live journal Facebook Twitter

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL+Enter
Письмо редактору
Вы не авторизировались.
Если у вас уже есть учетная запись ВКурсе.ua, войдите или зарегистрируйтесь.
ваш коментарий:

Читайте также:

Блокировка российских соцсетей привела к резкому росту Facebook в Украине

23 мая 2017, 08:44

Создатели новой украинской соцсети: Главное на старте — это доверие людей

23 мая 2017, 07:54

Гройсман недоволен темпами корпоратизации Укрзализныци

18 мая 2017, 19:41

Деньги есть. Гройсман хочет повысить соцстандарты в Украине на 2 месяца раньше

17 мая 2017, 16:53

Последние новости за сегодня: