Новости / Аналитика / Страна далекого Магриба
25 марта 2008, 08:49
Размер шрифта: А А А

Страна далекого Магриба

Страна далекого Магриба, Марокко, Касабланка, туризм, парламент, законопроект, гостиничный бизнес
Страна далекого Магриба

Знакомство с Марокко у нашей группы, группы украинских журналистов, началось с Касабланки. Наверное, у многих город ассоциируется с красивой и полной невероятных приключений жизнью. В некоторой степени этот миф утвердился после выхода на экраны в 1942 году знаменитого фильма «Касабланка» с Ингрид Бергман и Хамфри Богартом в главных ролях. Говорят, в одном из популярных местных баров с одноименным названием даже воссоздали героику картины, события которой разворачиваются во время Второй мировой войны. Однако у современной Касабланки нет ничего общего с романтикой картины. Ныне это пятимиллионный мегаполис, промышленный центр и один из крупнейших портов страны. Обычно туристическую жемчужину Марракеш называют городом контрастов. Но, кажется, такая характеристика будет точной и для Касабланки, впрочем, и для Марокко вообще. Повсюду богатство граничит с бедностью, вкус с безвкусицей, порядок с беспорядком… На улицах, недалеко от центра Каса (так касабланцы любя называют свой город), буквально через несколько десятков метров, будут стоять вилла в два-три этажа за высоким забором и лачуги с обязательной атрибутикой — развешенными на балконедворе тряпками и со спутниковой антенной на крыше (в стране только два телеканала — государственный и коммерческий). И лишь в одном-единственном месте, где сосредоточены бутики известных мировых брендов одежды, часов и косметики, не увидеть заброшенных или полуразвалившихся домов рядом с богатыми домами. Там —только фешенебельные коттеджи. Этот район мы шутя окрестили «улица Шелковичная».

В гостиницах, кафешках или на базаре у нас часто спрашивали «Where are you from», то есть «Откуда вы». Услышав, что из Украины, в ответ касабланцы эмоционально выкрикивали «А, Шева!». Наверное, это должно означать, что об Украине здесь знают немало. Многие, кроме Андрея Шевченко, называли и Сергея Бубку… Интересно, что в других странах как альтернатива звучит фамилия братьев Кличко… Кстати, футбол — популярный вид спорта среди марокканского населения. Как-то нас повезли показать Атлантический океан. И мы увидели, как на побережье видимо-невидимо мальчишек, парней и уже немолодых мужчин играли в футбол. Своего рода мини- чемпионат мира! Пробраться к воде между многочисленными игроками было непросто.

Океан! Величественный! Безграничный! Ничего, что нельзя было искупаться (конец зимы, и температура днем прогревалась до +18), зато ноги намочили… Волны неожиданно догоняли там, куда, кажется, они не должны достигать.

Океан манит. На побережье можно часами наблюдать за волнами, чайками, игрой в футбол или бегать босиком по холодному песку и постичь, какова она — жизнь — на вкус.

Совершенно другой темпоритм и атмосфера на базаре в Касабланке. Кажется, там продается все национальная обувь — бабуши, украшенные вышивкой или бисером, и современные кроссовки; добротные кашемировые шарфы, роскошные шелковые шали и непритязательные платки из полиэстера; изысканное серебро и дешевая бижутерия; сувенирное оружие и «японская» техника; настенные металлические или глиняные тарелки с пейзажами и всяческие сувениры в виде шкатулок для украшений, магнитиков на холодильники, брелков к ключам… А еще самые разнообразные специи, местное кофе в зернах, оливки, восточные сладости, самые экзотические сухофрукты (по более дорогой цене, чем у нас), океанская рыба, и, конечно, фрукты, в частности, сочные марокканские апельсины и мандарины, которые страна экспортирует на Запад… Как выяснилось, марокканцы способны к языкам. Обычно, кроме государственных арабского и французского, они владеют английским, некоторые — испанским, а отдельные люди, торгующие уже годами, — даже русским, во всяком случае, на бытовом уровне (за последние годы увеличилось число туристов из постсоветских стран). На базаре принято торговаться. Поэтому продавцы сначала называют завышенные в несколько раз цены, а отдают товар за полцены, если повезет — то и того меньше.

И хотя турист в Марокко в особом почете, а в парламенте даже рассматривается законопроект о том, что местное население не будет иметь права подойти к туристам, если экскурсовод не подведет, по вечернему базару мы ходили всей группой… Иначе, по словам нашего гида Агди Абделькрима, кстати, учившегося в Киеве, у него могли отобрать лицензию. На базаре «работает» немало карманщиков, мелких хулиганов и попрошаек — почти половина населения страны безработные, среди них и молодые люди.

Каждое утро приблизительно в полшестого нас будил пронзительный голос муэдзина, призывающий правоверных на молитву. Между прочим, ни разу не довелось видеть, чтобы в назначенное время (как известно, мусульмане молятся пять раз в день) останавливалось движение, как, например, в Каире, и марокканцы молились. Судя по всему, Марокко — более демократичное государство, нежели другие арабские страны. Немало женщин работает в сфере обслуживания гостиничного и ресторанного бизнеса. Хотя в основном они — уборщицы.

Выяснилось, что пронзительный голос муэдзина звучит из минарета высотой двести метров. Его часто сравнивают с Эйфелевой башней. Об этом рассказал гид, приведя нас к мечети Хасана II, построенной в конце 80-х — начале 90-х годов прошлого века. К слову, Хасан II — предыдущий король. Ныне страной правит Мухаммед VI. Напомним, Марокко — королевская монархия.

Мечеть Хасана II — шедевр прикладных искусств резьбы по камню и лепки, мозаичных работ и инкрустаций! Вообще резьба по камню и оригинальная мозаичная орнаменталистика свойственны тамошней архитектуре. Это чувствуется повсюду собственно, в Касабланке, Рабате, Эс-Сувейре, Марракеше…

Город кораллового цвета

Марракеш — это сочетание благородных цветов терракотового, гранатового и кораллового. Все глиняные здания, во всяком случае, в старом центре, таких оттенков. Кстати, центр города причислен к мировому наследию ЮНЕСКО.

Узкие переулки, в которых едва ли могут разминуться несколько человек, ведут к базару. Продавцы всяческого товара умело разместились в закоулках улочек. Среди них встречаются очень колоритные персонажи. Жаль, что они отказываются фотографироваться. Увидев нацеленные фотообъективы, отворачиваются, прячутся, самые спокойные машут рукой, мол, не надо, а самые темпераментные поднимают такой шум! Возможно, это каким-то образом связано с религией — в исламе нет памятников людям.

Кажется, будто все идешь вглубь базара, а выходишь на центральную площадь Джема- ель-Фна. С наступлением сумерек там собираются жонглеры, акробаты, танцоры, музыканты, гадальщики, знахари, заклинатели змей и просто авантюристы. Своего рода местный андеграунд. На площади делают татуаж, нанося рисунок хной, который за месяц смывается, предсказывают судьбу, гадая на картах, танцуют танец живота, угощают кебабом, жареными овощами и апельсиновым или манговым фрешем. Самые эпатажные герои этого ночного действа охотно фотографируются. Хотя за деньги. И попробуйте в таком сомнительном обществе не дать дирхамы (денежная единица Марокко, 1$ — приблизительно 7,5 дирхамов), доллар или евро. Подавляющее большинство оттуда расходится далеко заполночь. Самые стойкие остаются до восхода солнца.

О приходе нового Божьего дня извещает муэдзин, чей голос доносится с 77-метрового минарета Кутубиа — символа города. Полные впечатлений, на четвертый день мы научились снова засыпать после его пения. Интересно, а как местные жители Во всяком случае, к девяти часам утра в кафе и скромных маленьких забегаловках можно встретить много молодых и пожилых мужчин, на первый взгляд, в хорошем настроении, неторопливо пьющих мятный чай и с нескрываемым любопытством оглядывающихся вокруг. Вообще в Марокко никто никуда особенно не спешит. Конечно, это выглядит не так, как в Индии, где у каждого из тамошних жителей восемь (семь-шесть-пять — у кого сколько) жизней впереди, но…

Кстати, что касается мятного чая по-мароккански — то его мы назвали самым сладким в мире. В него добавляют столько сахару, что он становится как сироп. Из блюд национальной кухни пробовали кускус — пшенную кашу с тушеной курицей и овощами под острым соусом и таджин — тушеное мясо с овощами с добавлением самых различных специй, приготовленное в специальной глиняной посуде. Попробовать можно, но кушать… Еда очень острая и достаточно жирная. Очевидно, поэтому марокканки в основном полные.

Особой жемчужиной в Марракеше считается «Сад Мажореля», названный в честь французского художника и ученого Жака Мажореля. Приехав в Марокко лечиться от туберкулеза, он, увлекшись страной, остался там навсегда. В саду собрана самая полная коллекция растений с пяти континентов. Кажется, особенно много — самыми удивительными кактусами — представлена Мексика. В 60-х годах прошлого века после смерти ученого сад пришел в упадок, пока за его возрождение не взялся Ив Сен Лоран, который, кстати, прикупил недвижимость в Марракеше. Этот лоскуток рая кутюрье передал муниципалитету курорта.

В Марракеше немало удивительных мест. Недаром же туда часто приезжают знаменитости мира моды и кино. В свое время город пленял Уинстона Черчилля. Об этом свидетельствует одна из его известных картин с марракешским пейзажем. Напомним, что в 1943 году, правда, в Касабланке, состоялась историческая конференция, во время которой президент США Рузвельт и премьер-министр Великобритании Черчилль договорились вести войну до полной капитуляции Германии.

Изысканная провинция

Недалеко от Марракеша расположен самобытный портовый городок Эс-Сувейра. Выдержанный в бело-голубых тонах, он совершенно не похож на ни один из марокканских городов, а скорее — на какой-то из испанских. Старая, немного облупленная, словно проверенная временем крепость, — величественна. Недалеко от нее шумно разговаривают рыбаки. Каждое утро они выходят в океан. И после полудня возвращаются со свежими крабами, каракатицами, кальмарами, сардинами… Рыбу можно попробовать в прибрежных ресторанах. Одному из них, стилизованному под старый корабль, почти сотня лет. Там подают тушеную или поджаренную рыбу. Под горчичным соусом. Или просто сбрызнутую лимоном. У-у-у… Морепродукты предлагают и в любом кафе на набережной, где их готовят у посетителей на глазах. Такой обед, естественно, обойдется дешевле.

Современная Эс-Сувейра — изысканная провинция. Аккуратные песчаные пляжи. Многочисленные миниатюрные магазинчики. Современные галереи и художественные салоны. Оценив все это, европейцы и американцы начали там скупать дома. Многие съезжаются туда, чтобы остановить время и насладиться жизнью. Ежедневно ходить в порт за свежей рыбой, потом зайти на базар и прикупить овощей, фруктов и специй… А после обеда заглянуть в какой- то из магазинчиков, где, бывает, можно наткнуться на эксклюзивную вещь…

Когда я листала альбом о Марокко, приобретенный в Касабланке, из глубины его страниц выпал засушенный маленький бело-желтый цветок. Так цветет мандариновое дерево. Аромат у цветка, даже засушенного, необычный — нежно-терпкий, немного похож на запах жасмина. Вдыхаешь — и ощущаешь еще более богатую палитру ароматов, ароматов Марокко. Эта палитра замешана на мяте, шафране, гвоздике, имбире, корице и других экзотических восточных специях. Интересно, что так пахнут все вещи, привезенные оттуда.

Магриб — запад арабского мира, простирающийся от Туниса до Западной Сахары.

ВКонтакте Buzz Live journal Facebook Twitter

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL+Enter
Письмо редактору
Вы не авторизировались.
Если у вас уже есть учетная запись ВКурсе.ua, войдите или зарегистрируйтесь.
ваш коментарий:

Читайте также:

Последние новости за сегодня: