Новости / Аналитика / Судьба ракеты
25 марта 2009, 08:12
Размер шрифта: А А А

Судьба ракеты

Судьба ракеты, ракеты, оборона, оснащение, многофункциональный ракетный комплекс
Судьба ракеты

Сегодня уже ни у кого не вызывает сомнения, что создание оперативно-тактической ракеты и оснащение такими ракетными комплексами ВСУ является ключевым тестом Украины на обороноспособность страны. Не говоря уже о том, что демонстрация всему миру способности самостоятельно разрабатывать и производить серьезное оружие заметно укрепила бы имидж государства, а заодно и веру народа в наличие адекватной силы сдерживания. По сути, это крупнейший военно-политический проект, реализацию которого в иной стране лично курировали бы первые лица государства. Более того, в то время когда политика двойных стандартов со стороны в купе Германии и Франции сугубо национальным «самоотводом» на долгие годы закрыла перед Украиной двери в НАТО, стоило бы задуматься над собственным неядерным оружием сдерживания.

Но ситуация, сложившаяся вокруг разработки нового отечественного оружия сдерживания, показательна хаотичностью и стремлением к процессу вместо результата. Ставки на ракетный кулак

Оперативно-тактическое ракетное оружие — это «оружие сдерживания» в локальных конфликтах, а для стран с ограниченным жизненным пространством — это стратегическое оружие. Сегодня 22 страны имеют или могут производить баллистические ракеты. Активно развивают программы создания оперативно-тактических ракет Индия, Пакистан, Израиль, Бразилия, Аргентина, Иран, Китай (КНР), Северная (КНДР) и Южная Корея, Япония, Израиль и Египет.

Новый российский ОТРК «Искандер-М» имеет дальность стрельбы 50 — 280 км, а точность поражения цели достигает 2 м. При этом весьма показательно, что, кроме России, новые образцы оперативно-тактических комплексов за пять последних лет продемонстрировали Китай и Израиль. При этом у китайского B611 максимальная дальность стрельбы — 150 км, а среднее круговое отклонение — 150 м.

А об израильской «Лоре» стоит сказать особо: при ее создании применялся комплексный подход, обеспечивший появление ОТРК наземного и морского базирования. Ныне израильская IMI разработала новый высокоточный ОТРК LORA с дальностью стрельбы 150 — 300 км и отклонением до 10 м. По характеристикам он сравним с американским ОТРК ATACMS и российским ОТРК «Искандер-Э». Небезынтересно, что ОТРК LORA предложен Индии, которая рассматривает его вместе российским «Искандером-Э» и планирует закупить 36 выбранных ракетных комплексов. Вместо «Скадов» и «Точек»…

Несмотря на, казалось бы, судьбоносное «да» ракете, высказанное президентом В.Ющенко в апреле 2005 г., официальное решение затянулось на полтора года. Если впервые четкие планы военной ракетной программы появились после заседания СНБОУ 7 марта 2006 г., то задачу создавать ракету для ВСУ украинским оборонщикам сформулировали только в 2007 году. Новый многофункциональный ракетный комплекс (МФРК) под названием «Сапсан», который объединит в себе свойства тактических и оперативно-тактических ракетных комплексов (ОТРК), а также ракетных систем залпового огня, по задумке должен иметь восемь тактических ракет и две оперативно-тактические. Идея одним махом заменить и безнадежно устаревшие ОТР «Скад» с отклонением попадания до 300 м, и тактические «Точки» с дальностью стрельбы 15 — 70 км и средним круговым отклонением 250 м, показалась заманчивой. Поскольку это реальный неядерный щит сдерживания, да и общая потребность, по мнению специалистов, составит более 200 пусковых установок (ПУ). Выход на испытания этого оружия планировался на рубеже 2012—13 гг., активное оснащение ВСУ — с 2015 года.

«Предполагается, что дальность поражения ракет комплекса будет составлять до 280 км. Кроме того, ставится задача создать в составе комплекса систему разведки и управления для передачи в режиме реального времени информации о противнике» — эти слова принадлежат директору департамента разработок и закупки Минобороны Украины Владимиру Греку. При этом задача, которая ставится перед разработчиками МФРК, — добиться точности попадания, измеряемой метрами.

Сегодня, как уже указывало «ЗН», главный заказчик подверг эскизный проект МФРК нещадной критике. Ракетные дизайнеры в ответ аргументируют: «во время рассмотрения эскизного проекта самой лучшей в мире МБР «Сатана» было более 1000 недостков, и это вполне нормально. Что касается МФРК, они устранимы». В свою очередь разработчики утверждают: военные настолько не желают сопровождать столь сложный и ответственный технический проект, что даже не потрудились утвердить программу его реализации. Тут, как в семейной ссоре, не может быть одного правого.

Хотя техническое ракетное решение вынашивалось еще с 1994 г., а официально право создавать ракеты дальностью до 500 км Украина получила при вступлении в РКРТ (Режим контроля за нераспространением ракетных технологий) в 1998 г., ни работа «Борисфен», ни «Гром», ни «Коршун» не являются прямыми предшественниками «Сапсана». Разработчиком МФРК определено ГКБ «Южное», которое в свое время создало 12 из 20 типов советских МБР. Но у него нет опыта проектирования ракет такого типа, а за годы независимости ГКБ практически не занималось военными разработками. Тем не менее начальник управления специальных программ НКАУ Евгений Махонин утверждает: «Украина способна создать МФРК с соизмеримыми тактико-техническими характеристиками. Уже накоплены уникальные технологии, решены задачи создания системы управления, твердого топлива для двигателя, создан новейший лазерный гироскоп, который даже без головки самонаведения позволит ракете выйти на точность попадания в 15-20 м». Впрочем, в Минпромполитики Украины настаивают на способности создать пресловутую головку самонаведения и обеспечить точность 3 — 5 м. Создателями для МФРК в качестве оперативно-тактической предлагается одноступенчатая ракета с твердотопливным двигателем и так называемым минометным стартом из транспортно-пускового контейнера (ТПК). При этом пусковую установку МФРК планируется использовать и для пуска из контейнерного пакета и новых ракет зенитной артиллерии — в этом суть приставки «многофункциональный». Этот подход сравним с американским, где на одной мобильной пусковой могут устанавливаться контейнеры как для использования оперативно-тактических ракет ATACMS, так и контейнеры с реактивными системами залпового огня МLRS. Военные это решение не принимают. Вот что говорит по этому поводу директор Днепропетровского филиала Национального института стратегических исследований Анатолий Шевцов: «Сегодня среди находящихся на вооружении в мире 25 типов наземных ЗРК в 22-х используют ТПК, а в шести новейших комплексах — вертикальный пуск (С-300 ПМУ2, С-400, ТОР, MEADS, SMP/T, SPYDER-2). Комплексы корабельного базирования — все с вертикальным пуском».

Но на самом деле объективно существующие высокие технические риски не самая горячая точка проекта. ЦИАКР в ранее излагаемых аргументах критиковал не столько технологическую, сколько идеологическую анемию создателей ОТР. Что включает и подходы к организации производства, и темпы реализации проекта, и его экономическое обеспечение, и отсутствие единого в стране координатора ОПК. Кому, скажем, покажется бесспорной намеченная кооперация чисто советского размаха: на первом этапе планируется вовлечь в проект до 60 предприятий, а в дальнейшем — до 240? Государство должно взять на себя содержание 12 тысяч новых рабочих мест. При таком размахе Украине надо закрыть все остальные оборонные проекты.

Важное значение будет иметь и обустройство полигона для испытаний с необходимой телеметрической аппаратурой. Об этом, вероятно, тоже мало кто думал. Испытательные стрельбы ракет могут производиться в Украине. Выбор может быть сделан в пользу поселка Железный порт в Крыму неподалеку от Скадовска. Но такие испытания можно проводить и в Казахстане. Охота на «Сапсан»

Всего на разработку ракетного украинского МФРК «Сапсан» планировалось потратить около 700—800 млн.грн. Еще около 1,5 млрд.грн. — на поставку этого вида вооружений войскам после 2012 г. При этом бывший гендиректор НКАУ Юрий Алексеев утверждал, что на создание МФРК без помощи иностранных партнеров необходимо около 4 млрд.грн. и три года. Но уже сегодня видно, что реальное отсутствие финансирования и технические риски не позволят даже близко уложиться эти сроки. А если посмотреть на круто изменившуюся геополитическую обстановку, Украине такая ракета нужна не к 2015-у, а к 2012 г.

Требуются нестандартные, пусть парадоксальные решения! Например, вовлечь в этот проект спецэкспортеров. На ОТРК в рамках так называемого стабилизационного фонда предусмотрено порядка 320 млн. грн. (по основному фонду будет ноль, армия на голодном пайке). Трезвые головы говорят, что даже при условии наполнения фонда героическими усилиями деньги уплывут на президентские выборы. А вот спецэкспортеры имеют вполне стабильные оборотные деньги — за счет иностранных заказов. Тот же «Укроборонсервис», который таким же образом за собственные оборотные средства осуществляет ремонт и продление ресурса эксплуатации украинских средств ПВО С-300 и «Бук», готов подключиться под государственные гарантии со стороны правительства и включение в состав разработчиков МФРК (напомним, «Укроборонсервис» имеет собственное КБ, участвует в ряде разработок военной техники для ВСУ). Спецэкспортеры объективно «не потянут» все финансирование, но, взяв на себя весомую часть, способны привлечь и заинтересованного инвестора. Есть и опыт — при разработке национальной системы спутниковой связи.

Но безденежье не единственный риск. Можно найти деньги, но не суметь ими рационально распорядиться. Речь о том, что выполнение программы потребует от главных игроков проекта — ГКБ «Южное» (средний возраст специалистов по военному ракетостроению около 70 лет), и ПО «Южмаш» — не только нарастить новый технологический потенциал, но и учитывать несоветские реалии. Не создав в стране военно-ракетостроительного кластера, Украина увязнет в «прожекте», в котором потом крайнего не найти…

Только равнодушный к Украине и слепой сегодня усомнится, что пришло время сделать ревизию сектора безопасности и обороны. Есть смысл выделить несколько (но не более трех) национальных программ перевооружения с кураторством президента или премьер-министра. Необходимо уже проявить волю и назначить куратора ОПК (на уровне не ниже вице-премьера), который возьмет на себя ответственность за прекращение споров между заказчиком и разработчиком оружия. А заодно станет лоббистом нормального финансирования сектора безопасности. Что же касается МФРК, то если Украина не сделает экспериментальный образец за два будущих года, она, похоже, уже никогда не сможет создавать и производить боевые ракеты оперативно-тактического уровня.

Особо стоить отметить внешнее противодействие этому проекту. В сильной ракетной Украине, самостоятельно производящей ОТРК, не заинтересованы ни США, ни РФ. В свое время США требовали, чтобы в обмен на присоединение к РКРТ Украина уничтожила свои ракеты «Скад». Напомним, сохраненные «Скады» решено было ввести в состав 1-й ракетой дивизии (по 18 ПУ в каждой из трех ракетных бригад) — основы Неядерных сил сдерживания. Эта дивизия начала формироваться при А.Кузьмуке и была расформирована при Е.Марчуке. А до 2005 г. все ОТРК и ракеты к ним исчерпали установленный срок службы. Так что реального сдерживающего компонента в украинской армии сегодня просто нет.

В свое время Болгария, Венгрия, Словакия расформировали ракетные части сухопутных войск под давлением своих партнеров по НАТО. Желание иметь свой ракетный компонент в альянсе не приветствуется. Но с Украиной иное дело. Ведь идти в НАТО — не означает дойти. В свое время командующий ракетными войсками и артиллерией ВС Украины Владимир Терещенко написал в одной из статей: «Наиболее современный конкурентоспособный ракетный комплекс нужен нам, в том числе и с учетом того, что, не уступая по эффективности, такое оружие на порядок дешевле в эксплуатации, чем та же боевая авиация. И не ли случится ли так, что мы, создавая ВСУ с учетом членства в НАТО, но так и не приобретя соответствующего статуса, окажемся у разбитого корыта, когда численность, структура, вооружение нашей армии не будут отвечать реальным угрозам». Время подтверждает справедливость этих слов.

….Несмотря на то что Украина — ракетная держава, создание МФРК является качественно новой технической задачей. При ее решении следует учитывать возникшие политические, экономические и технологические риски. Их нейтрализация возможна лишь при консолидированных действиях всех участников: от Верховного главнокомандующего до простых инженеров в КБ. И помнить при этом, что других союзников, кроме нас самих, в этом проекте у нас не будет…

Авторы: Валентин Бадрак, Сергей Згурец (Центр исследований армии, конверсии и разоружения)

ВКонтакте Buzz Live journal Facebook Twitter

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL+Enter
Письмо редактору
Вы не авторизировались.
Если у вас уже есть учетная запись ВКурсе.ua, войдите или зарегистрируйтесь.
ваш коментарий:

Читайте также:

Украина и Польша подписали соглашение в оборонной сфере

2 декабря, 20:39

Эксперты оценили оборот черного валютного рынка в Украине

13 сентября, 19:21

Украина и Индонезия будут сотрудничать в оборонке

5 августа, 17:33

Последние новости за сегодня: