Новости / Аналитика / СОТовая связь Ющенко и Путина
13 февраля 2008, 10:10
Размер шрифта: А А А

СОТовая связь Ющенко и Путина

СОТовая связь Ющенко и Путина, Всемирная торговая организация, экономические отношения, Украина, Россия, ВТО, Виктор Ющенко, Владимир Путин
СОТовая связь Ющенко и Путина

Украинцы сегодня так много говорят о Всемирной торговой организации, что забывают, чем она является в действительности. Между тем ВТО — это сверхгигантский экономический блок, целью которого является обеспечение интересов и преимуществ стран-членов СОТ в экономических отношениях с другими странами. Если учитывать, что совокупная частица членов СОТ в мировой торговле превышает 90%, очень высокая вероятность, что остальным странам получать место в глобальных экономической системе будет подальше тяжелее.

Украине повезли заскочить, возможно, к одному из последних вагонов этой международной торговой гильдии. Одной из причин, через которые процесс вступления растянулся на полтора десятилетия, без сомнения, является геополитика. А точнее — интересы Российской Федерации, которая все это время была заинтересована в том, чтобы Украина вступала к СОТ если не после нее, то хотя бы одновременно.

На объективную причину этого россияне указывали неоднократно. Если говорить упрощенно, идет речь о страхе перед «серым» импортом, который может хлынуть в Россию через «полупрозрачные» украинские границы, если Украина в случае СОТ упразднит или значительно упростит импортные ограничения. Такой импорт, указывали российские специалисты, ударит по российскому производителю.

Именно поэтому еще со времен первого срока Леонида Кучмы Москвой велась кропотливая работа из «согласования» продвижения к СОТ обеих стран.

Вместе с тем, две страны все-таки оставались двумя странами, и условия вступления к «мировому торгклубу» — в том числе и по тарифам — в них не могли быть полностью идентичными. При этом российская пропаганда неоднократно отмечала, что Кремль выторговывает для России значительно лучшие тарифные условия вступления к СОТ, чем украинская власть. Но это значило, что «серый» импорт хлынул бы в Россию и в случае одновременного присоединения к СОТ РФ и Украины.

Это дало основания украинской стороне говорить о других мотивах россиян.

Ведь использование экономических рычагов для решения спорных вопросов — традиционное оружие, которое использует Россия в отношениях с партнерами. Между тем против членов СОТ эти рычаги работают значительно хуже. Достаточно вспомнить 2005 год, когда Россия запретила ввоз мяса из Польши, мотивируя запрещение тем, что польские поставщики не придерживаются санитарно эпидемиологических норм при производстве и снабжении, а также перепродают мясо, привезенное из Южной Америки, под видом польского.

За нормами СОТ, новые члены к этой организации принимаются консенсусом — то есть за такое вступление должна проголосовать каждая страна, которая уже входит в клуб. Еще больше возможностей имеют страны-члены СОТ, которые входят в Рабочую группу из приема новичка. Такая группа формируется отдельно для каждого «неофита», и по крайней мере теоретически в такую группу может входить каждое желающее государство.

В 2005 году поляки сполна воспользовались своим правом, в ответ на мясное эмбарго Москвы просто заблокировав последующее движение РФ к этой организации. Невзирая на давление Германии и Франции, западные соседи Украины таки настояли на своем. Сама «война» стоила убытков обеим сторонам, но «по глазкам» выиграла именно Полща: во время недавнего визита к России нового премьер-министра этой страны Дональда Туска россияне тихо согласились открыть границы для «аргентинской» говядины польского происхождения.

Хотя в российских СМИ это подавалось как победа России, в действительности никаких доказательств того, что поляки теперь будут поставлять россиянам какое-то другое мясо, чем три года тому назад, предоставлено не было.

Возвращаясь в Украину, можно допустить, что следующая вещь, которой побаивается Москва, — это возможности для выхода на европейские рынки, которые открываются перед традиционно сосредоточенной на сотрудничестве с Россией украинской промышленностью. До сих пор Украина через свое пребывание вне лав СОТ получала большое количество ограничений при попытках выхода на мировые рынки, и потому, в сущности, не имела особенного выбора.

Наконец, третья кремлевская фобия по поводу вступления Украины к СОТ заключается в том, что Москве в отношениях с Киевом придется кое-что отступить от привычных методов защиты отечественного производителя. Идет речь о системе импортных квот и уже упомянутой выше практике применять запрещение на ввоз определенной продукции.

В последние годы некоторые отрасли украинской промышленности, в частности трубная отрасль, при экспорте своей продукции к России постоянно сталкивались с искусственно введенными ограничениями на количество товара, который можно продавать (квотами), или и вообще из эмбарго на ввоз определенной продукции. Например, в 2004 году общая квота для украинских труб в России составляла 715 тыс. тонн на. Можно еще вспомнить, как два года тому назад, в январе 2006-го, Россия ввела запрещение на ввоз мясо-молочной продукции из Украины.

Однако вступая к СОТ, каждая страна отказывается от использования такого принципа квотирования импорта. Возможный максимум для члена СОТ — это ограничение или запрещение ввоза продукции отдельного предприятия или предприятий (да и этому предшествует сложная процедура), но никоим образом не всей отрасли.

Ну и в завершение нельзя не вспомнить о «европейской» составляющей. Вряд ли в Кремле всерьез боятся, что Украина как член СОТ затребует, скажем, пересмотру цен на импортированный российский газ. Как показывают нынешние события, здесь Россия имеет достаточно точек опоры внутри самой украинской власти.

Но все-таки вступление к СОТ — это по меньшей мере открыта дорога к более тесным взаимоотношениям с Европой. Собственно, премьер-министру Юлии Тимошенко во время ее последнего визита к Брюсселю было прямо сказано, что теперь Киев может начать переговоры о создании зоны свободной торговли из ЕС. Для Кремля это — возможна конкуренция на европейских рынках по целому ряду товарных групп, от тех же труб к зерновым.

И, конечно, последующее движение Украины на запад. Рух, который там до сих пор воспринимают болезненно, невзирая на все заявления о «прагматичности отношений».

Комментарии

В’ячеслав Игрунов, политолог (Россия):

[O_photo_3] Конечно, опасения были на протяжении всего длительного времени, когда Украина и Россия соревновались, кто первый вступит к СОТ. У России была серьезная обеспокоенность, поскольку прежние «братские республики» создают часто наибольшие проблемы во внешнеэкономической или внешнеполитической деятельности — это и Эстония, и Литва, и Грузия, и с Украиной тоже были проблемы. Поэтому такие опасения существовали и продолжают существовать в настоящий момент, невзирая на то, что Украина пообещала не препятствовать вступлению России к СОТ.

Я думаю, что такие течения являются чисто ритуальными, однако в будущем, когда будут возникать противоречия между странами, Киев будет использовать СОТ как средство давления на Россию. Но нужно иметь в виду, что практика функционирования СОТ все же такая, что в конечном итоге все решения зависят не от стран-новичков, а от старых членов СОТ, например, США. Если США захотят делать препятствия вступлению к СОТ России, то они и без Украины найдут, как это сделать, и наоборот — если они захотят, чтобы Россия была в СОТ, то и Украина не будет иметь никаких возражений.

Нужно иметь в виду, что сегодня большие страны заинтересованы во вступлении России к СОТ больше, чем сама Россия.

В экономической области я вижу проблемой то, что Украина и Россия вступают к СОТ на разных условиях, — это может воспрепятствовать нашим отношениям, в которых заинтересованы обе страны. Сегодня Украина политически пытается отдалиться от России как можно дальше, потому ее совсем не тревожат эти проблемы. Однако пройдет некоторое время и, я уверен, экономические украинские элиты очень серьезно почувствуют вес этих проблем.

Россия может вступить к СОТ за время тот, что еще остался к приобретению Украиной официального членства в этой организации, но я не думаю, что Россия будет применять какие-то экстраординарные средства. Тем более, что у нас в настоящий момент идет президентская кампания, и силы основных действующих лиц сосредоточены на создании механизмов передачи власти, а совсем не на частичных успехах в переговорах.

Станислав Белковский, политолог (Россия):

Вступление Украины к СОТ обеспокоенности у Кремля, безусловно, вызывает. Поскольку то, как все складывается, дает Украине возможность диктовать определенные условия, самым жестким из которых является требование ратифицировать соглашение о свободной торговле. Так или иначе, а России придется идти на уступки.

На риторическом уровне все будет, конечно, мягко и интеллигентно, но как факт это будет именно шантажом. Ющенко, Тимошенко, другие представители украинской элиты прекрасно понимают, что это звездное время Украины, когда можно требовать и много чего получить.

А что касается условий приема России, если говорить более широко, то я, как представитель определенной части экспертного сообщества, считаю полезным то, что Украина вступила к СОТ раньше от России.

Кремлю хочется вступить к СОТ, потому что это одна из важнейших составных частей легализации российских политико-экономических элит на Западе. То есть — для правящей элиты это и в самом деле очень важно. Хотя с экономической точки зрения это выгодно лишь металлургам, в основном, а населению не выгодно, потому что это приведет к росту внутренних тарифов на нефть, газ и так далее.

ВКонтакте Buzz Live journal Facebook Twitter

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL+Enter
Письмо редактору
Вы не авторизировались.
Если у вас уже есть учетная запись ВКурсе.ua, войдите или зарегистрируйтесь.
ваш коментарий:

Читайте также:

Какая часть украинцев готова искать подработку (исследование)

3 июня 2017, 16:31

В Украине увеличивается производство круп

2 июня 2017, 08:37

Последние новости за сегодня: