Новости / Аналитика / Украина в зоне турбулентности
14 января 2009, 08:38
Размер шрифта: А А А

Украина в зоне турбулентности

Украина в зоне турбулентности, Юрий Щербак, украинская дипломатия, Карта шелковых путей в XXI веке, Лорен Фабиус, Хуанг Байру, Чжоу Ли, Тарас Чорновил, Восточное партнерство, Франк-Вальтер Штайнмаер, Зюддойче Цайтунг
Украина в зоне турбулентности

Только ленивый не подвергал критике внешнюю политику Украины в 2008 г. С легкой руки поверхностных публицистов, любителей-международников и сторонников одного соседнего государства 2008 год был провозглашен самым неудачным для украинской дипломатии за все годы независимости. Авторы таких безапелляционных суждений, не обременяя себя более или менее объективным анализом, не вспоминая о внешнеполитических поражениях (и свершениях) предшествующих лет (вспомнить хотя бы скандалы времен Л. Кучмы), со странной, так сказать, мазохистской настойчивостью посыпают голову наших дипломатов пеплом, забывая, что внешняя политика Украины является, во-первых, производной от политики внутренней, а во-вторых, крайне чувствительной и зависимой от мировой конъюнктуры, от игры главных международных актеров, — нередко равнодушных или враждебных к Украине.

Внешняя политика Украины в 2008 г. находилась под влиянием стремительных глобальных изменений, которые принес ХХІ век, темп которых возрастал особенно интенсивно в 2006 — 2008 годах.

Среди этих изменений надо отметить:

1. Мировой финансово-экономический и институционный кризис.

2. Возрастание внутренних разногласий в Европейском Союзе и НАТО.

3. Кризис однополярности, связанный с постепенной потерей доминирующих позиций США в мире.

4. Крах Хельсинской системы европейской безопасности, ставший наглядным в ходе российско-грузинской войны (август 2008).

5. Системный кризис украинской государственности, усиление борьбы за власть внутри Украины и возрастание внешнего соперничества за влияние в Украине.

Можно назвать еще несколько фундаментальных факторов, которые будут играть значительную роль в ХХІ веке, определяя его особые (а иногда и неслыханно жестокие) черты: сегодня, в начале нового века, мы находимся в ситуации людей, сформированных в ХІХ веке, которым в 1908 году даже присниться не могло, что их в действительности ожидает в веке ХХ, который уже вползал, входил, врывался в политику, науку, военное искусство, экономику: до начала Первой мировой войны оставалось шесть лет…

Год 2008 выразительно подчеркнул некоторые тенденции, которые будут доминировать в новом веке.

Продовольственные бунты в развивающихся странах, сокращение стратегических ресурсов (и не только топливных), что вело к возрастанию экономического национализма, сворачивание процессов глобализации, изменения климата, которые властно стали в повестке дня столетия, усиление мирового терроризма (ужасные события в индийском Мумбаи в 2008 году лишний раз показали, насколько уязвимой к атакам группы безжалостных смертников является мирная городская инфраструктура), распространение ядерно-ракетного оружия, возрастание анархии и авторитарных тенденций и прочее становится причиной большого беспокойства ответственных политических лидеров и экспертного сообщества, которые приходят к единодушному выводу: мировой порядок, созданный после Второй мировой войны (двух- или однополярный мир) потерпел крах. Новой мировой порядок еще не существует, мир находится в опасном транзитном состоянии — и чем этот переход закончится — не знает никто.

1. Мировой кризис и его последствия

Внутриполитические раздоры и борьба в высших эшелонах власти Украины породили опасную государственную слепоту — страна оказалась полностью неготовой к удару финансового цунами, хотя глобальный кризис начался еще в 2007 году, и посольства Украины на разных континентах и разведывательные органы государства предупреждали руководство о первых симптомах финансовой эпидемии. Общество успокаивали лживо-оптимистическими заявлениями об отсутствии каких-либо признаков кризиса — вместо того, чтобы готовить пакет антикризисных мер и срочно проводить международные консультации с широким кругом финансовых, экономических и политических экспертов о возможных масштабах кризиса и путях его преодоления.

Поскольку мир, который строился в 1944—1945 гг. под диктовку победителей, главным образом американцев (речь идет о таких международных учреждениях, как ООН, Бреттон-Вудский режим и его произведения — МВФ, Мировой Банк и т.д.), трещит и разрушается, Украина, которую по вполне объективным причинам не взяли в состав 20-ти мощнейших стран мира, должна искать свое место на глобальной шахматной доске. Прежде всего речь идет о налаживании сотрудничества со странами БРИК — Бразилией, Россией, Индией, Китаем. Особенно важными, кроме, конечно, налаживания нормальных добрососедских отношений с Россией, являются отношения с Китаем — возрастающим геополитическим гигантом, от которого многое что будет зависеть в ХХІ веке. Не удивительно ли, что Президент Украины до сих пор был не в состоянии посетить Китай и установить хорошие личные отношения с руководством этой великой страны, которая, между прочим, — и это знаменательно — несмотря на участие в ШОС, не признала законности российских завоеваний на Кавказе.

Между тем почти незамеченным нашими доморощенными международниками в Киеве в сентябре 2008 г. прошел VII Европейско-Китайский форум «Карта шелковых путей в XXI веке», организованный МИД Украины, в котором приняли участие известные европейские политики, экономисты, представители деловых кругов, научные работники. На Киевском форуме выступили бывший премьер-министр Франции Лорен Фабиус, заместитель председателя Китайского института международных исследований Хуанг Байру, Посол КНР в Украине Чжоу Ли, народный депутат Украины Тарас Чорновил и другие. Китайские участники засвидетельствовали неподдельный интерес к Украине, а украинские бизнесмены жаловались на отсутствие действенной поддержки со стороны государства. Бросалось в глаза, что в то время, когда Украина переполнена неправительственными организациями, которые работают на евроинтеграционном направлении, практически отсутствуют НУО китайского и — более шире — азиатского направления.

Глобальный кризис обязательно внесет изменения в геостратегическую ситуацию — и очень важно предусмотреть вектор этих изменений и возможности, которые могут открыться перед Украиной: так, финансовые трудности, которые стоят перед США и Россией, могут внести существенные коррективы в амбициозные внешнеполитические проекты этих государств.

Сегодня неизвестно — сметет ли кризис существующую кланово-олигархическую, бизнес-политическую, коррупционную конструкцию Украинского государства, приведет ли к радикальному очищению политические авгиевые конюшни Украины — или изменения ограничатся лишь косметическими подрисовками на фасаде постсоветской модели, которая себя исчерпала.

Единственное, что можно утверждать сегодня, — что грядут неизбежные изменения.

2. Европейский союз, нато и их «перестройка»

ЕС и НАТО проходят стадию «перестройки» (помните, чем кончилась горбачевская перестройка?) и этот организационный кавардак, невозможность справиться с 27 странами, которые действуют под флагом Европейского Союза, отрицательно влияет на перспективы Украины в отношении членства в ЕС. «Союз разделен на бедных и слабых и на богатых и сильных, — считает председатель комиссии иностранных дел Европарламента Яцек Сариуш-Вольский. — В первой группе представлены новые страны-члены. Второй линией деления является отношение к восточной политике ЕС и отношение к России». Европейский Союз, который не стал ни единым государством (и стать не может), ни федерацией, ни конфедерацией, является громоздким, уникальным, забюрократизированным образованием, которому многие аналитики пророчат коллапс, раскол на два блока (западный и восточный), даже преждевременную смерть в результате возрастания национальных антагонизмов. Пример Болгарии и Румынии — беднейших стран ЕС с средней зарплатой 200 евро и массовой миграцией на Запад в поисках заработка — показывает, как тяжело быть бедными, слабыми и невлиятельными даже в таком экономически мощном объединении, как Европейский Союз.

Страх перед Россией, который усилился после российско-грузинской войны, умноженный на желание без проблем получать российский газ, влияет на поведение лидеров ЕС, в особенности Германии и Франции и отдаляет интеграционные перспективы Украины.

И все же, несмотря на объективно абсолютно неблагоприятные внешние и внутренние условия для Украины, хотя как не удивительно, но саммит Украина — ЕС в сентябре 2008 в Париже стал немалым успехом украинской дипломатии. Важным итогом стала формула, в которой ЕС и Украина подчеркнули, что все государства в Европе имеют право свободно определять свою внешнюю политику и свои альянсы, должны уважать международное право (заключительный акт Хельсинской конференции по вопросам безопасности и сотрудничества в Европе, резолюции Совета Безопасности ООН) и принципы добрососедства и мирного сотрудничества. Известно, кому адресованы эти слова. Не менее важным было заявление сторон об ассоциации Украина — ЕС: «Украина как европейское государство разделяет со странами Европейского Союза общую историю и общие ценности. (…) Новое соглашение между ЕС и Украиной будет соглашением об ассоциации, которое оставляет открытым путь для дальнейшего прогрессивного развития в отношениях между Украиной и ЕС. Европейский Союз признает европейские устремления Украины и приветствует ее европейский выбор» (9 сентября 2008).

Наш верный стратегический союзник Польша вместе с Швецией предложили новый проект — Восточное партнерство, — которое не следует отвергать, демонстрируя капризное требование: все или ничего. Любительский максимализм здесь может лишь навредить. По свидетельству «Дейли Телеграф», «Польша бросила вызов своей могущественной соседке России, предлагая, чтобы Европейский Союз расширил свое влияние далеко вглубь бывшего СССР благодаря Восточному партнерству… Партнерство не является альтернативой членства в ЕС, однако дает Украине, Молдове, Грузии, Армении и Азербайджану шанс развернуться в сторону Брюсселя, а не Москвы. Недаром по поводу этого проекта российская печать подняла шум, назвав это «выталкиванием России в Азию». По мнению российских аналитиков, «реализация этой инициативы поставит крест на российских планах создания единого экономического пространства с бывшими республиками СССР. В 2009 г. в Брюсселе, — подчеркивают авторы, — пройдет саммит с участием этих государств, на который Россию не пригласили… Для России Восточное партнерство — это очень беспокойный документ».

НАТО, как и ЕС, переживает не лучшие свои времена, в особенности в связи с трудностями афганской кампании. Пойдя советским путем покорения Афганистана и замирения его свободолюбивых и воинствующих племен, которые и слышать не хотят о западной демократии, войска НАТО имеют шанс получить советский конечный результат — что автоматически поставит Альянс на грань существования. Решение об отказе Украине в членстве в НАТО (при формальном обещании такого членства), принятое под сильным давлением России, углубляет кризис и раскол в Альянсе, отбрасывая нашу страну в серую зону безопасности и оставляя ее фактически беззащитной перед лицом новых имперских угроз.

Особенно враждебное отношение к планам Украины проявила Германия. Вот как высокомерно описывала в декабре 2008 г. ситуацию с расширением НАТО газета «Зюддойче Цайтунг»: «Во время традиционной декабрьской встречи министров иностранных дел, американцы и британцы настаивали на ускорении принятия Украины и Грузии в Альянс. На самом же деле, нет какой-либо причины к такому ускорению, можно было бы скорее говорить о причинах откладывания вступления. Украина еще очень далека от НАТО — возможно, отделяют ее от Альянса целые поколения (!). (…) Требование ускоренного принятия Грузии и Украины в НАТО означает, фактически, размахивание кулаком в адрес России. Министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмаер сказал, что в Альянс нет «короткой дороги» (…) Вопрос Грузии и Украины требует покоя и глубокой передышки. Грузии — потому что речь идет о целом регионе Кавказа. Украины же — потому, что речь идет о стране, наполовину русской (!)».

Пусть те, кто подвергает критике украинскую дипломатию за отрицательный результат в отношении вступления, представят себе атмосферу в Альянсе, решения в котором принимаются консенсусом, как в польском Сейме ХVІІ века.

НАТО, которое уже вышло за зону своей географической ответственности, имеет единственный, на наш взгляд, шанс: юридически превратиться в Глобальную систему безопасности (Global Treaty Organization), вобрав в себя новых членов — Японию, Южную Корею, Австралию, Новую Зеландию, Израиль, Аргентину, Украину и, в перспективе, возможно, и Россию. Ведь то, что сегодня происходит в Афганистане, является в действительности защитой национальных интересов России от вторжения потока дешевых афганских наркотиков.

Удержание Украины на расстоянии от «благородного европейского семейства» ЕС и НАТО — является, на наш взгляд, одной из роковых геополитических ошибок Запада, что напоминает пресловутую мюнхенскую политику 1938 г.

Хотелось бы верить, что автор ошибается в своих сравнениях: ведь время не то, Европа не та, и Украина уже другая.

3. Горькие потери США

Президентство Дж. Буша оказалось самым провальным в богатой разными событиями истории США: был и Перл Харбор, и потеря ядерных тайн, похищенных советскими агентами, и Вьетнам, блокады и экономические кризы. Но такого рокового совпадения политических неудач, военных неурядиц и финансовых потрясений еще не было. Подтвердилось библейское поверье про «семь худых лет, после семи лет достатка».

Геополитические следствия — очевидны. В соответствии с оценкой Национального Разведывательного совета США (Global Trends 2025: A Transformed World, NIC, November 2008), Соединенные Штаты будут оставаться определенное время (до окончательного преобразования Китая в мировое сверхмощное государство) единственной самой мощной страной, но станут менее доминирующими. Экономические и военные возможности США будут сокращаться, а потом и американские глобальные приоритеты и амбиции.

Несмотря на это, еще долгое время (по крайней мере до 2025 г.), отношения с США должны оставаться одним из внешнеполитических приоритетов Украины. Предвыборная риторика Б.Обамы и Дж. Маккейна была исполнена симпатий к Украине, к независимости нашего государства, территориальной целостности, его права на собственное усмотрение выбирать союзников и модель безопасности.

Как бывший посол Украины в США, могу поздравить своих украинских коллег в Вашингтоне с подписанием в конце 2008 года украинско-американской Хартии о стратегическом партнерстве — документа, который стал напоминанием и подтверждением Будапештского меморандума больших государств об уверении безопасности от 5 декабря 1994 г., подписанного в связи с присоединением Украины к договору о нераспространении ядерного оружия. Хартия 2008 г. расширяет и формализует договоренности 1997 г. об установлении Украиной и США отношений стратегического партнерства. В свое время на мой вопрос — со сколькими странами США имеют отношения стратегического партнерства, я услышал в Белом доме ответ — с пятью (!). В частности с Польшей, Мексикой, Израилем, Японией.

Как бы ни старались преуменьшить значение этого документа скептики, Хартия, без сомнения, является значительным достоянием украинской дипломатии в 2008 г.

Приход Хиллари Клинтон в кабинет государственного секретаря США в администрации президента Б. Обамы дает основания надеяться на понимание и поддержку украинских национальных интересов в Вашингтоне в течение 4—8 последующих лет.

4. Российский фактор

За последние несколько лет в особенности заметной стала принципиальная разница в направлениях внешней политики Украины и России. Если Украина, опираясь на серьезную поддержку общества, осуществляла средневзвешенную Европейскую политику, которая на 85—90% отвечала курсу ЕС, то Россия в это время «поднималась с колен»: используя благоприятную экономическую конъюнктуру и потоки нефтедолларов, умело играя на разногласиях между западными союзниками, копируя односторонние подходы США в рамках «игры без правил», Россия начала реализовывать гиперактивную, жесткую, конфронтационную внешнюю политику: эта активизация «неумолимо принимала формы откровенного бряцания оружием и демонстративных выпадов в адрес атлантических визави» (Т.В. Бордачев, Ф.А. Лукьянов. Время разбрасывать камни. «Россия в глобальной политике», № 2, март —апрель 2008).

Российско-грузинская война, спровоцированная неразумными действиями грузинского руководства, дала Росси долгожданный предлог признать независимость Южной Осетии и Абхазии и стала закономерным финалом политики «вставания с колен». Но был ли это финал?

Действия России, грубо нарушившей международное право, в частности Хельсинские соглашения (аналогично с неправомерными действиями Запада относительно признания Косово), поставили на повестку дня вопрос: кто следующий?

С удивительным и тревожным для нас единодушием международные эксперты ответили: Украина, Крым. Авторитетный сборник «Мир в 2009. The Economist, cc. 48, 51) утверждает, что «автономная логика путинской системы требует, чтобы Россия продолжила поиск внутренних и внешних врагов». Другой автор пророчит, что «центром дестабилизации станет Крым… В 2009 году Крым станет самой горячей точкой, по которой можно будет определить степень напряженности между Россией и Западом». Украинские политики и политологи единогласно считают, что отношения «стратегических партнеров (!)» Украины и России достигли самой низкой точки на протяжении всей истории отношений этих независимых государств. Из правильной констатации делают прямо противоположные выводы. С точки зрения представителей шумно-агрессивной промосковской партии в Украине (фактически — с точки зрения Кремля), во всем виноваты только непокорные украинцы, «выкрашенные» в оранжевый, едко-враждебный противомосковский цвет. Виноваты в том, что не хотят исполнять приказов Москвы.

На взгляд тех, кто объективно анализирует факты и понимает причинно-следственные цепи политических процессов, причина кроется в особенностях путинско-медведевской модели власти, которая усматривает в украинской расхлябанной, анархично-свободной системе протодемократии смертельную угрозу российскому авторитаризму, растущим имперским амбициям, ксенофобии и великодержавному шовинизму.

Речь идет не только об индивидуальной, почти биологической несовместимости между Путиным и Ющенко (чего стоит только словцо «мазурик» из босяцкого жаргона, употребленное российским премьер-министром), но и о чем-то намного большем: полном непринятии существования под боком Москвы другой цивилизационной модели, общества свободы слова и свободной политической конкуренции.

Несколько заявлений МИД Украины в защиту государственных интересов, национальной чести и достоинства украинцев вызвали неудержимую злость представителей промосковской партии, среди нескрываемых целей которой — кардинальное изменение внешней политики Украины, превращение нашего государства в покорного сателлита новой империи. Отчаянная борьба Москвы и ее пятой колонны в Украине против разоблачения преступлений сталинизма, среди которых одним из самых жестоких был Голодомор, показательна не только с точки зрения вмешательства во внутренние дела нашего государства, но и отмечалась особым пренебрежением к страданиям нашего народа (вспомните знаменитое выражение Медведева «так называемый голодомор»).

«Поднявшись с колен», Россия в 2008 г. по-настоящему напугала не только своих соседей по СНГ, но и страны-члены ЕС. Но может ли быть продуктивной политика угроз и страха?

Любимый российский новогодний газовый шантаж Украины стал, по сути, приглашением к войне. Гражданской (в Украине) или небольшой Европейской. Труба, превращенная в дальнобойную пушку, стала новым видом оружия массового поражения зимой. Но и против этого оружия, как показали события последних дней, ЕС и Украина нашли меры противодействия. Между тем экономические и имиджевые потери Росси намного превышают ее приобретения.

Не следует также забывать о серьезных внутренних проблемах РФ, которые существенно ограничивают ее способность безнаказанно расширять сферы влияния и монопольно изменять геополитическую карту Евразии. Аналитический доклад Бориса Немцова и Владимира Милова «Путин. Результаты» (2008) камня на камне не оставляет на тезисах кремлевских пропагандистов об эпохальных успехах России. Особенно впечатляют данные относительно роста уровня коррупции в РФ — с $40 млрд. в 2001 г. до $300 млрд. в 2007 г. Нынешний кризис и резкое удешевление нефти тоже больно ударили по России. В таких условиях проведение внешнеполитических силовых акций стало бы для РФ настоящей катастрофой. Прекращение воинствующей антиукраинской риторики, разнузданной пропаганды ненависти к недавним «братьям» является предпосылкой возврата межгосударственных отношений к нормальному состоянию. Хорошим знаком стало продление сторонами в 2008 г. Большого украинско-российского договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве, подписанного в 1997 г. Л. Кучмой и Б. Ельциным. Вывести украинско-российские отношения из тупика способны не «самые профессиональные дипломаты», а лишь высшее руководство обеих стран при наличии обоюдной доброй воли. Серьезные переговоры на высшем уровне по поводу дальнейшей имплементации Договора (а Договор этот составлен в очень доброжелательной манере равноправного партнерства) могли бы стать важным шагом к улучшению украинско-российских отношений.

Чем скорее Москва поймет, что возродить СССР или какую-либо другую Империю на принципах господства Кремля над покоренными сателлитами невозможно, легче будет возродить стратегическое партнерство между Украиной и Россией — партнерство, в котором так нуждаются наши народы.

5. Какое государство, такая и внешняя политика

Зная положение дел в украинском государстве, раскол его политического поля, беспрецедентную коррупцию и наличие нескольких центров власти, приходится лишь удивляться некоторым успехам внешней политики Украины в 2008 г. Среди них — один из самых больших, определяющий — вступление во Всемирную торговую организацию, завершение процесса, длившегося 15 лет. И какого процесса! Ведь за время переговоров в Украине коренным образом изменилась общественно-экономическая формация и экономика из планово-советской превратилась в частно-рыночную — еще дикую, несовершенную, но рыночную. Успех с вступлением в ВТО стал возможным лишь потому, что пять или шесть правительств Украины разной окраски последовательно и упорно шли к единой цели. В ходе этой работы были проведены сотни переговоров, достигнут ряд компромиссов и созданы правовые рамки защиты украинских внешнеэкономических интересов.

Хуже с интересами внешнеполитическими, которые стали разменной монетой в руках недобросовестных политиков разной ориентации. Вместо единой надпартийной, общенациональной дипломатии, благодаря которой государство разговаривает с партнерами одним голосом, появилось новое, странное, диссонансное многоголосие — дипломатия оппозиционная, дипломатия кабминовская, дипломатия разных центров власти, отдельных влиятельных лиц. Существованием таких «дипломатий» унижалась деятельность профессиональных, по большей части высококвалифицированных дипломатов Министерства иностранных дел, которые по закону должны координировать и реализовывать международную политику Украины, ответственность за которую Конституция возлагает на Президента.

Самый главный вызов, стоящий перед внешней политикой Украины, — обеспечение мирного существования страны, попавшей в зону турбулентности, в пространство, где происходит жестокое столкновение противоборствующих стихий. Как долго удержит свой лет самолет «Украина» с минимальными запасами горючего в баках, с командой, осатанело дерущейся в кабине пилотов за право вцепиться в штурвал, и с разочарованными, перепуганными пассажирами на борту?

Юрий Щербак, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины

ВКонтакте Buzz Live journal Facebook Twitter

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL+Enter
Письмо редактору
Вы не авторизировались.
Если у вас уже есть учетная запись ВКурсе.ua, войдите или зарегистрируйтесь.
ваш коментарий:

Читайте также:

Какая часть украинцев готова искать подработку (исследование)

3 июня 2017, 16:31

В Украине увеличивается производство круп

2 июня 2017, 08:37

Последние новости за сегодня: