Новости / Аналитика / В эпоху самоопределения
1 мая 2009, 08:08
Размер шрифта: А А А

В эпоху самоопределения

В эпоху самоопределения, Михаил Грушевский, УНР, Черниговщина
В эпоху самоопределения

Михаил Грушевский, председатель Центральной Рады в 1917—1918 гг. Именно жесткая позиция Грушевского и Рады в целом стала одним из основных факторов, которые позволили сохранить северные уезды Черниговщины в составе УНР.

Тихо и незаметно, без торжеств и государственных мероприятий прошла 90-я годовщина знаменательного события: в феврале 1919 г. председатель РНК УССР X.Раковский направил в адрес НКВД РСФСР телеграмму, где сообщил — украинское советское правительство не имеет никаких претензий на территорию северных уездов Черниговщины и некоторых других, а в апреле того же года аналогичное решение приняло Политбюро ЦК КП(б)У. Таким образом по соображениям «государственного порядка» (конечно, советского) Украина навсегда лишилась части исторических земель Северщины. Между тем существовал другой вариант развития событий.

Провозглашенное Украинской Центральной Радой стремление национально-территориальной автономии Украины на землях, где преобладали этнические украинцы, поставила на повестку дня проблему определения ее государственных границ. Черниговщина с этой точки зрения — один из наиболее сложных регионов, ведь ее северные уезды представляли собой сплошную контактную полосу белорусов, украинцев, россиян. Как известно, во время своих переговоров с Временным правительством в мае — июле 1917 г. руководство УЦР не достигло определенной договоренности о границах будущей автономии, пытаюсь, в первую очередь, решить вопрос о ней в принципе.

Отсутствие определенности очень быстро дало о себе знать. Несколько стабилизировав свое положение после июльских событий, Временное правительство во Временной инструкции Генеральному секретариату от 4 августа 1917 г. ограничило автономию Украины территорией пяти губерний (Киевская, Полтавская, Черниговская, Волынская, Подольская), выделив, кроме этого, Стародубский, Суражский, Новозыбковский, Мглинский уезды Черниговской губернии как неукраинские. При этом однотипный с ними Новгород-Северский уезд таким считался. На фоне сомнений должностных лиц в украинскости Екатеринославщины, Херсонщины, Харьковщины и Таврии отмеченные изъятия странными не выглядят.

Но уже тогда это в значительной степени противоречило воле большинства населения — крестьян. 8—10 июня в Чернигове проходил украинский губернский съезд, который, фактически, по составу участников, трансформировался 10—12 июня во Второй губернский крестьянский съезд. Неожиданно для организаторов на национальном съезде без приглашения появились делегаты от четырех северных уездов. Они «очень возмутились, что их якобы не хотят принять в автономную свободную Украину» и заявили, что «они, хотя не умеют говорить по-украински, но всегда были, есть украинцами, и просят их от свободной Украины не отталкивать». После некоторых колебаний съезд признал их полномочия и принял небольшую резолюцию: «Учитывая то, что на съезд заявились представители северных уездов Черниговщины и в своих приветствиях отметили, что они не хотят при будущем построении автономии Украины терять исторической связи с родной землей и просят от имени пославших их крестьян приобщить те уезды к краевой организации — Центральной Рады, — съезд постановил считать Суражский, Стародубский, Мглинский, Новозыбковский и Новгород-Северский уезды украинскими».

Следовательно, вопрос о принадлежности северных уездов Черниговщины встал со всей остротой, и, если руководителям Центральной Рады в тот период было, так сказать, не до северных территорий, то, естественно, что инициатива перешла на места. Как очень быстро выяснилось, крестьяне в своем желании жить в Украине оказались не одиноки. 9 июля 1917 года в Новозыбкове по инициативе местных деятелей было созвано совещание из представителей уездных общественных организаций, в котором участвовали посланцы исполкомов общественных, земельных и продовольственных комитетов, уездных советов рабочих, военных и крестьянских депутатов, земств, кооперативов (т.е. всех ключевых тогда институтов) для обсуждения дальнейшей судьбы северных уездов. Как результат совещание решило: «Так как между северными и южными уездами Черниговской губернии исторически существует политически-культурная и экономическая связь, то северные уезды губернии (Новозыбковский, Мглинский, Стародубский, Суражский и Новгород-Северский), не отделяются от южных, а остаются в территории автономной Украйни с обязательным обеспечением прав меньшинства населения». Была даже создана специальная комиссия для выяснения отношения населения отмеченных уездов к Украине. Следовательно, существовало заметное движение за присоединение северных уездов к Украине, которое охватывало различные прослойки населения.

Вместе с тем на севере Черниговщины имели значительное влияние силы, которые не желали видеть свою родину в составе Украины. Так, из всех городских дум, избранных летом 1917 г. на основе нового законодательства, только в Стародубе известно о двух гласных от украинской общины. Поэтому совсем не случайно, что в конце августа 1917 г. во время выступления Л. Корнилова в северных уездах не нашлось, в отличие от других регионов Украины, ни одного органа местного самоуправления, который бы выразил поддержку не только Временному правительству, но и Центральной Раде. В то же время, городская дума Новгород-Северского, города, который, в отличие от Стародуба, Новозыбкова, Суража, Мглина, включалось Временным правительством в состав автономной Украины, приняла резолюцию, где в категорической форме отрицала принадлежность как города, так и уезда в целом к Украине. Дума затребовала проведение всенародного опроса по этому вопросу или, во всяком случае, соответствующих решений органов местного самоуправления.

Кроме того, по степени влияния на население партий расклад политических сил на севере Черниговщины ближе к российскому, чем к украинскому. Об этом свидетельствуют результаты выборов во Всероссийское учредительное собрание, которые проходили в конце ноября 1917 г. Наибольшее количество голосов в четырех северных уездах получили большевики — 58% и российские эсеры — 25%. Украинские партии имели вместе 6%, из них украинские эсеры — 5%, УПСФ — 1%. В Новгород-Северском уезде большевики получили 45%, российские эсеры — 15%, украинские эсеры — 31%.

Через полтора месяца, в начале января 1918 г., во время выборов в Украинское учредительное собрание, ситуация изменилась: в Стародубском, Новозыбковском, Суражском уездах (в Мглинском выборы не состоялись) украинские списки получили до 21,8%, из них за украинских эсеров — 21%. Большевики получили на этот раз 60,5%, российские эсеры — 1%. В то же время в украинском Новгород-Северском уезде за украинских эсеров проголосовало 5%, за большевиков — 84%.

Отметим, что большой процент голосов, поданных за большевиков, не стоит отождествлять с отношением населения уездов к идее их украинской принадлежности. Большевики завоевали популярность, в первую очередь, благодаря радикальным антивоенным и социальным лозунгам. Что же касается национального вопроса, то летом 1917 г. РСДРП(б) оказалась единственной российской партией, которая выступила в защиту Центральной Рады после провозглашения I Универсала. Формально большевики признавали право наций на самоопределение вообще и, в 1917 г., право на национально-территориальную автономию Украины, в частности, даже не возражали против ее полного отделения. Другое дело, что конкретные действия большевиков не заставили себя долго ждать. Следовательно, голосование за большевистский список и стремление видеть свой уезд в составе Украины в то время не противоречили друг другу.

В результате развития украинской революции политические процессы в Украине приобрели свою специфику, которая с течением времени только усиливалась. Осенью 1917 г. в Петрограде произошел большевистский переворот. В то же время в Киеве утвердилась власть демократической Центральной Рады. На выборах во Всероссийское учредительное собрание в России большой процент голосов получили большевики, а в Украине они проиграли. Зато абсолютное большинство получили украинские эсеры. Это в известной степени заставило российских эсеров, меньшевиков, кадетов искать союзников среди идеологически близких украинских партий. Сложилась ситуация, когда, как отмечал украинский историк и общественный деятель Д. Дорошенко, даже в неукраинских кругах «… с отделением Украины от обольшевичиной Москвы, надеялись на сохранение у нас порядка и покоя». Безусловно, такие обстоятельства содействовали позитивному решению органами местного самоуправления северных уездов Черниговщины вопроса об их присоединении к Украине.

Как выяснилось, самыми проукраинскими оказались Стародубский и Новгород-Северский уезды. Уже на первом заседании переизбранного на основе нового демократического законодательства Стародубского земства 24 ноября 1917 года был заслушан вопрос о присоединении к УНР. Доклад председателя Стародубского украинского общества Ф. Кибальчичa не вызвал споров среди гласных, и после небольшого обсуждения они приняли резолюцию: «… Признать: а) Стародубский уезд входит в состав автономной Украины; б) что виработка закона в пределах автономии относится к компетенции Всероссийского учредительного собрания и в) признать участие в выборах в Украинское учредительное собрание». К сожалению, неизвестно о соответствующем решении Стародубской городской думы, но 25 ноября она отказалась выбирать делегата на Большую Белорусскую раду, мотивируя это тем, что Стародубский уезд уже присоединился к Украине.

Так же на первом заседании (14 декабря 1917 г.) вопрос о присоединении к УНР рассматривало Новгород-Северское уездное земское собрание. Удобно представитель городской думы дезавуировал предыдущее негативное в отношении украинской принадлежности заявление, отметив, что дума признает власть УЦР как краевую, только окончательное решение вопроса о территории автономной Украины возлагает на Всероссийское учредительное собрание.

В других уездах дела выглядели значительно сложнее. В начале ноября отказалось присоединиться к УНР Мглинское земское собрание, тянули с решением Новозыбковское и Суражское земства. Показательным является обсуждение этого вопроса в Новозыбковской городской думе. 9 ноября на своем заседании она присоединилась к Всероссийскому союзу городов. В то же время думе было предложено участвовать в совещании этой организации в Гомеле и в съезде Украинского союза городов в Киеве. Решили послать гласных на оба собрания. 23 ноября на частном совещании гласных думы обнародовала свою позицию городская управа. Она предлагала в отношении Центральной Рады «… различать, во-первых, требования чисто формального характера, которые вытекают из существа административного управления, центром которого для нашего города служит Чернигов й второе, признание за Центральной Радой [полномочий] высшего органа правительственной власти на Украине, к каковой по географическому положению принадлежит вся Черниговская губерния». Такая позиция ярко свидетельствует о растерянности руководителей думы перед развивающимися событиями. Было понятно, что в большевистской России шансов на политическое выживание у них нет, только присоединение к УНР могло дать такую надежду. Тем не менее гласные никак не решались предпринять решительный шаг. По-видимому, именно поэтому управа предлагала странную формулу: «Распоряжения, идущие от Черниговского комиссара, являются для городского общественного управления приемлемыми». Управа также предлагала признать Центральную Раду высшим органом правительственной власти в Украине как по практическим соображениям (большевистский мятеж), так и потому, что в УЦР представлены все народы, которые проживают в Украине. В то же время управа оставляла окончательное решение по присоединению открытым до всенародного голосования.

И только 11 декабря дума наконец смогла поставить точку. Городской глава В.Г. Евтушевский, аргументируя необходимость присоединения к УНР, заявил: «… Мнение управы не субъективно, а сходится с мнением горожан города Новозыбкова». Трудно сказать, действительно ли была какая-то форма опроса, или просто глава выразил общественное мнение. Гласный А.Ф. Афанасьев, который делал доклад по этому вопросу, заявил, что автономия Украины давно признана Временным правительством, что объявление республики в Украине обусловлено политическим моментом, и что УЦР является органичным центром борьбы с анархией. В резолюции, принятой на предложение российских эсеров, отмечалось: «… Считая, что Новозыбковский уезд исторически и административно связан с Украйной, что бытовыми и экономическими условиями своей жизни он также к ней тяготеет, Новозыбковская городская дума, избранная всеобщим, прямым, тайным и равным голосованием, признавая УНР как составную часть России, которая должна являтся демократической Российской республикой, и Центральную Украинскую Раду и Генеральный Секретариат — Верховными органами власти на Украйне, высказывается за то, что город Новозыбков должен принадлежать к Украинской республике. Вместе с тем Новозыбковская городская дума находит, что окончательное закрепление границ территории Украинской республики, а также окончательное включение города Новозыбкова, должно принадлежать Всероссийскому учредительному собранию, в согласии с результатами плебисцита…»

2 декабря на заседании Суражской городской думы гласный А.З. Юдович объявил решение уездной земской управы относительно присоединения к УНР и предложил думе решить вопрос в положительном смысле. Дума согласилась и постановила провести выборы в Украинское учредительное собрание. 4 декабря проблема обсуждалось в Клинцовской думе Суражского уезда. Гласный Поляков, агитируя за присоединение к УНР, тогда отметил, что Суражское, Новозыбковское, Стародубское земства уже признали власть УЦР. Другой гласный А.Я. Писин считал: «Решая вопрос об Учредительном собрании, Думе приходится решать вопрос принципиальный: присоединяемся ли мы к Великой Украине или к Великороссии». В результате обсуждения дума единогласно признала «желательным и необходимым участие населения п. Клинцы в выборах в Украинское учредительное собрание». Местное самоуправление еще одного городка Суражского уезда, Святска, приняло аналогичное решение 19 декабря.

Следовательно, органы местного самоуправления всех северных уездов Черниговской губернии признали свою принадлежность к Украине. Этот шаг обусловлен комбинацией ряда причин: наличием движения за присоединение к Украине, настаиванием со стороны Центральной Рады, политической ситуацией, сложившейся в ноябре — декабре 1917 г. Его значение усиливалось тем, что городские думы и земства были самыми легитимными органами власти в то время. Конечно, в решениях органов местного самоуправления речь шла об автономной республике в составе Российской федерации. Но ведь тогда даже руководители УЦР еще крепко держались за идею федерации и только дальнейшие события заставили их провозгласить независимость УНР. Кроме того, и органы местного самоуправления других украинских губерний и уездов, принимая решение о признании власти Генерального секретариата УЦР, также имели в виду именно автономию, а потом они оказались в независимой Украине.

Из решений уездных земств и городских дум видно, что они оставляли окончательное слово за Всероссийским учредительным собранием, которое должно вынести решение на основе всенародного голосования в уездах. Но Учредительное собрание разогнали большевики. После гибели УНР и Украинского государства (последнее, между прочим, на переговорах с РСФСР отстаивало отмеченную территорию) вопрос о принадлежности северных уездов решали именно они. Очевидно, что при новых обстоятельствах идея изучить мнение жителей края была похоронена вместе с обломками украинской государственности и ее политических лидеров начала ХХ в.

 

ВКонтакте Buzz Live journal Facebook Twitter

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL+Enter
Письмо редактору
Вы не авторизировались.
Если у вас уже есть учетная запись ВКурсе.ua, войдите или зарегистрируйтесь.
ваш коментарий:

Читайте также:

Стало известно, кто временно заменяет Саакашвили

10 ноября 2016, 17:45

Правительство приняло отставку Саакашвили

9 ноября 2016, 16:34

Саакашвили уходит в отставку с поста главы Одесской ОГА

7 ноября 2016, 16:58

Последние новости за сегодня: