Новости / Аналитика / Зачем учиться дважды? Специфика второго высшего образования в США
3 февраля 2008, 09:12
Размер шрифта: А А А

Зачем учиться дважды? Специфика второго высшего образования в США

Зачем учиться дважды? Специфика второго высшего образования в США, высшее образование, специализация, профессия, Болонское соглашение
Зачем учиться дважды? Специфика второго высшего образования в США

Говорить отдельно о втором высшем образовании применительно к Штатам сложно, ибо не только система образования, но и вся жизнь в этой стране устроена так, что учиться можно и зачастую нужно на протяжении всей профессиональной карьеры, а то и после ее окончания. Второе высшее может быть продолжением первого, когда, например, человек со степенью бакалавра возвращается в вуз (или даже не покидает его) для получения степени магистра по той же специализации. А может быть способом сменить профессию, и тогда, например, к одной степени бакалавра можно добавить вторую — в «перпендикулярной» области. В любом случае знания, полученные в первом заходе, не пропадают даром и учитываются при составлении индивидуального расписания занятий. Хотя никаких «утвержденных министерством» законов нет, и в каждом университете свои порядки; распространенной является практика, когда для получения первого бакалавра нужно набрать 120 «кредитов», а для второго — всего 30 (под «кредитом» подразумевается формальная единица учета объема знаний; о том, что такое учебный кредит, можно прочитать в статье «Болонское соглашение кому это нужно», «ЗН», № 44 (519) за 2004 год).

По статистике, самыми популярными специальностями в Америке (как для первого, так и последующих высших образований) в последнее время являются бизнес, педагогика, а также социальные науки, включая историю. Что касается динамики, то к наиболее быстро растущим по количеству студентов специальностям в последнее время относятся информатика (по сравнению с концом прошлого века темпы роста в этой области снизились, но все равно остаются высокими), визуальное и актерское искусство, теология, философия, журналистика, парки и сады, служба защиты и секретности (так я перевела «security and protective services»), этнические, культурные и гендерные исследования и бизнес.

Высшее образование в Штатах (это касается и первого, и второго) — удовольствие дорогое, и стоимость его из года в год только растет. Тем не менее количество американских студентов также увеличивается, одновременно меняется их состав. Новые тенденции в американском высшем образовании начались в конце 60-х годов, поэтому во многих отчетах за отправную точку принято брать 1970 год. Так вот, по сравнению с 70-м общее число студентов в Америке более чем удвоилось и превысило 20 млн. человек. Американские студенты стали в среднем старше (половина из них уже перешагнула 25-летний рубеж), более 40% из них учится по двухгодичной программе, и большинство студенческого населения, с небольшим, но все увеличивающимся перевесом, составляют женщины (56%) Зачем учиться

Ответ на этот вопрос простой если брать «среднюю температуру по палате», то чем выше уровень образования, тем выше уровень зарплаты, причем эта разница постоянно растет. К примеру, в 1975 году разрыв между средней зарплатой работников, получивших только школьный аттестат, и тех, кто получил диплом бакалавра, составлял 19% для мужчин и 37% для женщин, а в 2005-м — уже 63% для мужчин и 70% для женщин. И если зарплата новоиспеченных выпускников вузов не слишком сильно отличается от зарплат их менее образованных сверстников, то чем больше стаж, тем сильнее расходятся эти ножницы.

В пользу получения высшего образования говорит и статистика по безработице. По данным 2005 года, уровень безработицы в среднем по стране составлял 4,4%, причем для тех, кто не окончил среднюю школу, этот показатель был вдвое выше — 8,8%, а для выпускников вузов почти вдвое ниже — 2,3%. Многое, однако, зависит от конкретного штата в тех из них, где безработица особенно высока, дисбаланс по этому показателю в пользу «ученых» особенно разителен, в частности, для Аляски он превышает 10%.

 

Интересно, что образованные люди в среднем являются и более хорошими родителями, по крайней мере, с точки зрения вовлеченности в жизнь своих детей и оказания им помощи в получении образования. Так, по данным исследования, проведенного в 2006 году неправительственной организацией The College Board, наблюдается прямая корреляция между уровнем образования родителей и тем, как часто они беседуют со своими детьми о делах в местной общине, в стране и мире в целом, причем среди родителей, не окончивших среднюю школу, большинство составляют те, кто не общается на такие темы никогда, тогда как среди родителей с дипломом магистра большинство составляют те, кто общается часто. Такая же картина и в вопросе совместного участия детей и родителей в культурных, спортивных и религиозных мероприятиях. И, наконец, целевое накопление средств, предназначенных для оплаты высшего образования детей, тоже более свойственно родителям, имеющим такое образование, — вне зависимости от уровня доходов семьи. Традиционные и нетрадиционные студенты

Традиционные студенты — это юноши и девушки, окончившие среднюю школу, и в тот же год поступившие в университет или колледж на полный курс, финансово зависящие от родителей и либо не работающие совсем, либо эпизодически и немного подрабатывающие. С каждый годом они становятся все большей редкостью. Сейчас на их долю приходится чуть более четверти общего числа американских студентов. Львиную долю (73%) составляют студенты нетрадиционные — те, кто обладает хотя бы одной из семи «характеристик нетрадиционности» отложенное поступление (поступление в вуз не в год окончания школы); неполный курс обучения (гибкость американской системы образования позволяет изучать любое количество предметов в семестр); наличие постоянной работы минимум на 35 часов в неделю; финансовая независимость от родителей (по крайней мере, с точки зрения права заполнять заявку на финансовую помощь); отсутствие диплома об окончании средней школы; наличие «иждивенцев» (чаще всего это ребенок) и, наконец, статус «родителя-одиночки» (чаще матери, но бывает, что и отца).

Студенты, у которых есть в наличии хотя бы один такой признак, считаются минимально нетрадиционными, два—три — средненетрадиционными, четыре и более — сильнонетрадиционными. Интересно, что количество сильно-нетрадиционных студентов уже сравнялось с числом традиционных. Именно из-за нетрадиционных студентов повысилась роль двухгодичных учебных заведений, поскольку они идут учиться именно туда — в отличие от традиционных, предпочитающих учиться в «нормальных» четырехгодичных вузах. Двойная нагрузка в виде учебы и работы, плюс нередко еще и семья, приводят к тому, что нетрадиционные студенты чаще бросают учебу, так и не получив диплом (критическим в этом смысле является первый год обучения). Те, кто удержался и не бросил, при опросах жалуются, что нередко расписание занятий не совпадает с режимом работы, что ограничивает выбор предметов и доступ в библиотеку и негативно влияет на успеваемость. Впрочем, работа может учебе и помогать — как в выполнении конкретных практических заданий, так и в общей подготовке к карьере.

Как видим, не все так однозначно. С одной стороны, все большее число граждан Америки стремятся получить высшее образование, а с другой — все большая часть американских студентов либо не получает диплома о высшем образовании вообще (по крайней мере, с первой попытки), либо получает, но не достаточно высокой степени. Поэтому неудивительно, что параллельно с обычной схемой «школа—вуз—работа», все более широкое распространение в США получает практика «непрерывного образования», что можно еще назвать несколько пафосно, зато вполне точно «образование длиною в жизнь». Кроме того, здесь существует (и во многом пересекается с системой непрерывного образования) отдельное образование для взрослых, которое может быть как «кредитным», так и «бескредитным» (не в денежном, а в академическом смысле). Проще говоря, разница между ними такая кредитные курсы могут в принципе «сложиться» в какой-нибудь диплом, а бескредитные — нет; их проходят либо для получения специализированного сертификата, либо из чистого интереса. Кому нужно второе высшее (мои «case study»)

Среди причин, побуждающих взрослых людей, имеющих опыт работы, достаточно часто высшее образование, возвращаться в статус студента, выделяются три главных необходимость в приобретении новых знаний, получение «корочки» (диплома, сертификата, лицензии и т.д.) и личностный рост. За реальными примерами, иллюстрирующими каждую из этих причин, мне ходить далеко не надо. Первый «пример», иллюстрирующий необходимость приобретения новых знаний, сидит со мной в одном офисе. Зовут его Иан, ему 28 лет, и за пять лет работы у нас он поднялся с должности персонального ассистента начальницы до менеджера аналитического отдела, и вот тут-то ему понадобилось знание основ статистики — пробел, вполне простительный для выпускника вуза по специальности «журналистика и пиар». В течение двух семестров Иан изучал курс «статистика для бизнеса» в университете по вечерам после работы, причем компания оплатила ему 75% стоимости учебы (сначала четверть, а после окончания курса еще половину; это, вообще говоря, стандарт — неписаный закон, конечно, но довольно распространенная практика в не слишком маленьких фирмах).

Второй «пример» — Хулио. Ему тоже 28 лет, но в отличие от холостого Иана, у него уже есть семья — жена и двое маленьких (весьма непоседливых) сыновей. Два года назад он перешел к нам с испаноязычного радио на должность менеджера проекта и, судя по всему, собирается делать карьеру именно в этой области, а стало быть, ему нужен диплом по бизнес-администрированию (знаменитый американский МБА). До этого Хулио представлял собой классического «нетрадиционного студента», набирая кое-какие начальные курсы «по бизнесу» в двухгодичном «коммьюнити-колледже». Теперь компания помогает ему с оплатой трехгодичного курса учебы в вузе, предоставляющем дистанционную форму обучения через Интернет.

Третий «пример», объединяющий оба рассмотренных мотива, — это 35-летняя юрист-патентовед по имени Линда, оказывающая консультационные услуги одному из наших клиентов в области фармацевтики. Сначала она, имея в кармане диплом бакалавра, работала там же инженером-биологом и воочию убедилась в том, насколько высоко ценятся юристы, которые не только разбираются в законах, но и понимают техническую сторону дела. Учась по вечерам, она получила сначала «магистерский», а затем «профессиональный» диплом юриста (в этот период ей пришлось перейти на стационарное обучение из-за объема и сложности материала, а также потому, что к этому времени она родила дочку) и затем вернулась в родную компанию уже совсем на другой уровень служебной лестницы и, соответственно, зар­платы. Отдельная история — иммигранты

По понятным причинам этому сегменту американского населения приходится особенно много учиться, и не только отдельным дисциплинам, но и всему, что относится к области вживания в чужую среду — языку, традициям, законам, обычаям, культуре… — и зачастую делать это приходится на ходу. Зарубежное высшее образование, включая «наше», редко бывает достаточным, чтобы немедленно сравняться с аборигенами, но для людей с высокой степенью мотивации оно дает главное — базу для дальнейшего обучения и развития. В качестве иллюстрации расскажу о двух своих ближайших сотрудниках-помощниках с работы. Первый — россиянин, сибиряк, по образованию инженер-металлург, выиграл грин-карту в лотерею, когда Россия еще была в числе стран- участниц. Сразу же по приезде в Штаты Павел поступил учиться «на программиста» в местное профессиональное учебное заведение, «скоростным методом» обучающее отдельным дисциплинам в области информатики, и уже через год с сертификатом в руках быстро нашел первую работу, благо, тогда программистский бум этому способствовал.

Вторая — китаянка, с труднопроизносимым именем, которое в «переводе на американский» стало «Саманта». Она приехала сюда с дипломом бакалавра по английскому языку повышать квалификацию в области педагогики, однако, оценив возможные перспективы, решила переквалифицироваться в «айтишники» сначала, параллельно с основной учебой, изучала отдельные базовые курсы по информатике, а затем поступила на четырехлетнюю «бакалаврскую» программу по этой специальности в заочный университет. Собственно, она и сейчас еще учится — дистанционно, через Интернет, «проходя» по курсу в семестр. Рассказывая о преимуществах образования, Саманта с удовольствием отмечает, что расходы на него вычитаются из суммы доходов, подлежащих налогообложению.

Третьим «иммигрантским» примером вполне могу послужить я сама. Профессиональные знания приобретаю старым, проверенным способом — по книжкам, т.е. с помощью самообразования, а моя «корочка» никого не интересует. Но у меня есть интересы, выходящие за рамки сферы, где я зарабатываю себе на хлеб, а посему вот уже третий год я учусь в заочном дистанционном вузе для взрослых по нескольким психологическим дисциплинам и недавно получила первый диплом по специальности «Психология и социальная работа». Если я когда-нибудь решу резко изменить карьеру, то вдобавок к этому диплому мне надо будет сдать экзамен на получение лицензии и еще не менее года поработать стажером.

ВКонтакте Buzz Live journal Facebook Twitter

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL+Enter
Письмо редактору
Вы не авторизировались.
Если у вас уже есть учетная запись ВКурсе.ua, войдите или зарегистрируйтесь.
ваш коментарий:

Читайте также:

Украинской молодежи помогут выбрать профессию (видео)

25 мая 2017, 09:45

В Украине начата кампания по профориентации молодежи

12 мая 2017, 14:24

Украинцев заставят менять профессию

1 апреля 2017, 14:23

Гриневич рассказала, как выросли расходы на высшее образование

18 марта 2017, 08:56

Последние новости за сегодня: