Новости / Аналитика / Заложник-3
9 марта 2009, 08:12
Размер шрифта: А А А

Заложник-3

Заложник-3, Анатолий Зленко, внешняя политика, Владимир Огрызко, Румыния
Заложник-3

Увы, мы снова и снова вынуждены констатировать, что внешняя политика Украины остается заложницей политики внутренней, а очередной глава внешнеполитического ведомства оказывается заложником внутриполитических разборок и скандалов. В свое время «ЗН» писало о безвыходном положении Анатолия Зленко, чей второй министерский срок пришелся на кассетный скандал и почти полную международную изоляцию президента Кучмы. Затем мы писали о дважды заложнике Борисе Тарасюке. Но если в первый раз ему пришлось покинуть кресло министра по желанию Москвы, то во второй воля Кремля была горячо поддержана в Киеве премьером Януковичем и «антикризисной» коалицией. Теперь вот очередным заложником стал Владимир Огрызко, который чуть более года назад, сразу же после формирования нового правительства Тимошенко, говорил в интервью «ЗН» о «чрезвычайно важном новом элементе нашей новой политической ситуации» — о том, что «президент и правительство во внешнеполитической сфере действуют в унисон». Не знаем, верил ли сам Владимир Станиславович в то, что говорил, но «унисон» на самом деле оказался таким диссонансом, что стойкое желание заткнуть уши испытывают уже не только сограждане, но и все наши основные международные партнеры. А сам Владимир Огрызко, став очередной жертвой этого «унисона», в своем заявлении позавчера признал: «С самого начала создания коалиции был взят курс на развал единой внешнеполитической линии Украины».

То, что произошло в парламенте во вторник, иначе чем расправой над министром иностранных дел, назвать трудно. И решение Международного суда ООН по спору с Румынией было лишь удобным поводом для вызова главы внешнеполитического ведомства на парламентский ковер. Во время всего доклада министра в зале стоял сильный шум, Огрызко почти никто не слушал. Спикер Литвин, не раз выражавший желание досконально разобраться в гаагском решении, выходил из зала.

Регионал Киселев, подготовивший проект постановления об отставке министра, все время с кем-то разговаривал — ему уже было все и так ясно. Впрочем, как, видимо, и его коллегам, не задавшим ни одного вопроса присутствовавшим в зале и готовым удовлетворить депутатскую любознательность уполномоченному Украины в МС ООН профессору международного права Владимиру Василенко и члену украинской делегации замминистра иностранных дел Алек­сандру Купчишину. Но тонкости международного морского права — это скучно, куда веселее соревноваться в остроумии на уровне школяров младших классов, склоняя фамилию министра, да и цели-то у шоу были совсем иные. Однако поскольку в обвинениях со стороны регионалов и коммунистов решение Международного суда все же фигурировало, а некоторые из них сводились к тому, что «вообще не нужно было лезть в этот процесс, если не были к нему готовы», то, не углубляясь в гаагскую тему (подробно мы освещали ее в № 4 за 7 февраля с.г.), хотим напомнить нашим забывчивым депутатам лишь три факта.

Подписанное 17 июня 2003 г. соглашение с Румынией о режиме госграницы, в котором была зафиксирована возможность обращения одной из сторон в МС ООН в случае, если переговоры не принесут успеха, было ратифицировано Верховной Радой 12 мая 2004 г. Никаких возражений тогда пункт по поводу Гаагского суда ни у кого не вызывал. Закон о ратификации этого соглашения был принят в течение одной (!) минуты без какого-либо обсуждения. Из 66 депутатов фракции «Регионов» «за» проголосовали 52 (остальные либо отсутствовали, либо не голосовали), из 59 коммунистов 58 поддержали этот документ, как и эсдеки, и члены фракции «Трудовая Украина», многие из которых сегодня перекочевали в «Регионы». Ни один (!) человек из этих фракций не нажал тогда кнопку «против». Ровно через четыре месяца после этого, то есть после вступления в силу украинско-румынского соглашения о госгранице, Румыния подала иск в Международный суд. Это был сентябрь 2004 года. Кто у нас тогда был премьером? Правильно, Виктор Янукович. Так что решение участвовать в гаагском процессе было принято при Януковиче. Правда, его правительство мало озаботилось этой проблемой. И если румыны закладывали в свой бюджет расходы на Международный суд, начиная уже с 2003 года, то в украинском денег на это не было и в 2004-м, хотя было совершенно очевидно, что Румыния полным ходом готовится начать процесс в Гааге. И сегодня у регионалов хватает совести обвинять других в «плохой подготовке» и «сдаче национальных интересов». А большим друзьям России в украинском парламенте еще раз хочется напомнить факт, о котором «ЗН» уже неоднократно писало: ведя переговоры с Румынией о делимитации морских просторов в Черном море, Киев при президенте Кучме неоднократно обращался к Москве с просьбой предоставить документы советско-румынских переговоров по той же тематике. Но в разгар тузлинского кризиса наши друзья любезно передали их румынам.

Понятно, что все эти детали уже ничего не изменят и даже не заставят никого покраснеть. И тем более вернуть Владимира Огрызко в министерское кресло после неожиданной отставки. То, что в парламенте намечается очередная развлекуха для регионалов с коммунистами, понимали все. Тем более еще достаточно свежи воспоминания о троекратном хождении В.Огрызко в парламент в начале 2007 г., когда президент безрезультатно вносил его кандидатуру на пост министра на утверждение «антикризисной» коалиции. Но отставки не ожидал никто — ни сам Огрызко, ни эксперты, ни зарубежный дипкорпус, ни большинство членов коалиции. Ведь накануне бютовцы разве что на Библии не клялись, что не будут голосовать за отставку министра. Они обещали это на совете коалиции, об этом же говорил в понедельник на пресс-конференции глава фракции Иван Кириленко: «Мы не будем голосовать за отставку Огрызко. Нет, категорически». Это же обещание он повторил и за двадцать минут до того, как 49 членов его фракции нарушили договоренность и нажали кнопку «за». Этот поступок как депутатов от БЮТ, так и их вдохновительницы, нужно точно квалифицировать. Это была подлость. И по отношению к союзникам по коалиции, и по отношению к министру.

Да, к министру Огрызко могут быть претензии. В течение года мы высказывали свою точку зрения относительно тех или иных промахов внешнеполитического ведомства. Мы тоже не согласны с некоторыми методами, решениями и действиями МИД и его уже бывшего главы. Мы и раньше писали, что стиль и инструментарий В.Огрызко не самые тонкие и филигранные, а после года его работы во главе министерства поняли, что такое «бульдозерная дипломатия». Мы считаем, что нахрапистая тактика под лозунгами «все или ничего», «только победа и никаких планов «Б» накануне Бухарестского саммита НАТО была ошибочной. Мы абсолютно согласны с тем, что национальные интересы нужно твердо отстаивать, но считаем, что делать это нужно не так резко и громко, добиваясь в случае с Россией результатов зачастую противоположных желаемым. Да и пол-Европы эта громогласность уже изрядно раздражала. Чем закончились громкие угрозы Киева в сторону Москвы? Унижением Украины. И последний ярчайший пример — угроза выслать Черномырдина за хамство. Нужно было высылать, а не угрожать. Или не кричать, если не можете этого сделать. Что теперь имеем? ЧВС все там же и все так же комментирует украинскую действительность все в том же духе. А где наш министр иностранных дел? Вот то-то и оно. И ведь эта ситуация оскорбительна не только для бывшего министра. В первую очередь она оскорбительна и унизительна для страны.

Можно, конечно, еще говорить о чрезмерной увлеченности руководства МИД темой Голодомора, которая была поставлена во главу угла работы украинских диппредставительств. В то же время информационная работа во время газового кризиса с Россией была практически провалена. И, конечно же, никак нельзя не упомянуть еще раз о не делающем чести министру завизированном им скандальном циркуляре украинским диппредставительствам, предписывающем их главам ознакомить руководство стран пребывания с материалами брифинга С.Гавриша по результатам заседания «газового» СНБОУ. Пресс-служба МИД и сам министр на трибуне Рады потом пытались убедить всех, что на самом деле послам поручалось сообщить нашим партнерам о том, что Украина не отказывается от газовых соглашений с Россией и что газовые поставки в Европу будут продолжены. Однако будь эти два пункта на самом деле главными, то они так же четко и лаконично были бы сформулированы в циркуляре. Но ведь послам было отправлено еще и приложение к циркуляру (см. «ЗН» № 5 за 14 февраля с.г.) с обвиняющими премьера Украины (в данном случае его фамилия совершенно не важна) и украинское правительство цитатами Гавриша. Так что давайте не будем лицемерить.

Именно этот циркуляр очень часто упоминался бютовцами в их пояснениях по поводу голосования за отставку Огрызко. И личная обида Тимошенко на министра — члена ее кабинета — по-человечески вполне понятна. Но зачем мстить исподтишка? Уже после голосования ее фракции Тимошенко вдруг сообщила, что, оказывается, как министр Огрызко ее «радикально не устраивал». Но когда «радикально не устраивал» министр Тарасюк премьера Януковича, это знала и видела вся страна. Каких-либо публичных претензий в адрес Огрызко мы от Тимошенко раньше не слышали. Хотя понятно, что трений с МИД не могло не быть хотя бы уже потому, что у премьера была как своя собственная внешняя политика, так и активно реализующий ее аппарат во главе с вице-премьером Немырей. Кроме того, совершенно очевидно, что Огрызко мешал выстраивать Тимошенко отношения с Россией.

Что же касается рассказок об эмоциональных депутатах, обидевшихся за своего лидера, и демократии во фракции, позволяющей каждому бютовцу голосовать так, как он хочет, то это уже верх лицемерия. Стоит взглянуть на список тех, кто голосовал за отставку министра, да даже не на весь список — вполне достаточно увидеть в нем фамилии Портнова и Губского, чтобы понять, чьим решением это было. По нашей информации, именно Портнов и обеспечил нужное (и даже с запасом) число бютовских «за» при голосовании за отставку Огрызко — неожиданном и подлом.

Кстати, не можем не отметить в этой истории и роль Владимира Литвина. По тому, как он вел заседание, как ставил на голосование постановление об отставке (хотя мог этого не делать, поскольку, помимо разночтения регламента, вызвавшего споры в парламенте, существует еще и общепризнанная юридическая коллизия между Конституцией и законом о Кабмине относительно отставки министров президентской квоты), было вполне понятно, кому он подыгрывает. По нашим сведениям, ставя это постановление на голосование, Литвин, проинформированный Игорем Шаровым, уже знал, что бютовцы дадут достаточное количество голосов для отставки Огрызко. Но внешне все выглядело красиво: фракция самого Литвина в голосовании не участвовала.

Но вернемся к БЮТу. Если у фракции в самом деле накопились претензии к министру иностранных дел, если у них так наболело, то честнее и порядочнее было бы созвать совет коалиции, проинформировать партнеров, все обсудить и принять совместное решение.

Но, скорее всего, конфликт с министром и личная обида Тимошенко — далеко не единственная причина отставки В.Огрызко. Мы знаем, как в случае необходимости Юлия Владимировна умеет, сжав зубы, переносить обиды. Причин может быть несколько. Отставкой Огрызко Тимошенко сделала приятное регионалам и коммунистам, рассчитывая на их последующую взаимную отзывчивость, продемонстрировала российскому руководству верность избранному ею внешнеполитическому курсу и готовность идти навстречу России, выполняя некоторые заветные желания нашей соседки. В конце концов, снятием министра из президентской квоты можно было лишний раз насолить Ющенко. Вот только удалось ли? Президент, постоянно мечущий громы и молнии в сторону Тимошенко, как-то очень вяло отреагировал на неожиданную отставку своего министра. Либо она была для него ожидаема в силу каких-то предварительных договоренностей, либо верны слухи о том, что Ющенко и сам был не против сменить министра иностранных дел (по нашей информации, он лично позвонил Литвину и попросил подписать принятое постановление незамедлительно). Либо таким образом президент в очередной раз продемонстрировал свое отношение к министрам из собственной квоты. Помнится, два года назад Борису Тарасюку пришлось несколько месяцев бороться за свой пост в одиночестве…

Кто станет следующим избранником президента? Владимир Огрызко уже попросил главу государства не вносить его кандидатуру на пост главы внешнеполитического ведомства. Найдутся ли другие камикадзе на это место? Ведь совершенно очевидно, что пока украинская Конституция допускает существование квоты президента в правительстве, министр иностранных дел по определению будет «слугой двух господ». Когда же эти господа ненавидят друг друга лютой ненавистью, КПД работы министра для страны стремится к нулю, если не переходит в отрицательную область. Внутриполитическая война на взаимное уничтожение накануне президентских выборов, мировой экономический кризис, катастрофическое падение имиджа Украины в мире, совершенно очевидная невозможность добиться в этих условиях каких-либо зримых успехов на внешней арене. Интересно, кто же согласится работать в таких условиях? Тому же, кто по каким-то своим соображениям рискнет сейчас возглавить МИД, потребуется нечеловеческая гуттаперчевость для того, чтобы удержаться в своем кресле, сидя в течение года на поперечном шпагате. Правда, в этой неудобной и весьма болезненной позе собственно о внешней политике придется забыть.

 

Автор: Татьяна Силина

ВКонтакте Buzz Live journal Facebook Twitter

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL+Enter
Письмо редактору
Вы не авторизировались.
Если у вас уже есть учетная запись ВКурсе.ua, войдите или зарегистрируйтесь.
ваш коментарий:

Читайте также:

Стало известно, сколько украинских предприятий уже имеют право экспортировать в ЕС

25 ноября, 14:16

Из Dacia Logan сделали электромобиль с запасом хода до 500 км и поддержкой быстрой 20-минутной зарядки «fastcharger»

31 октября, 18:00

Импорт товаров в Украину превысил экспорт на 1,4 миллиарда долларов

17 октября, 19:34

Последние новости за сегодня: