Новости / События / Афганская миссия украинских миротворцев
1 марта 2009, 08:09
Размер шрифта: А А А

Афганская миссия украинских миротворцев

Афганская миссия украинских миротворцев, миротворцы, НАТО, безопасность
Афганская миссия украинских миротворцев

«Зачем?» — таков был первый вопрос после слов генсека НАТО Яапа де Хоопа Схеффера и главы украинского оборонного ведомства Юрия Еханурова, заявивших, что Киев намерен увеличить численность украинского миротворческого персонала в Афганистане. Разве недостаточно того, что в этой стране уже находятся десять наших офицеров? Ведь на Банковой хорошо знают, что в украинском обществе существует «афганский синдром», а представляющие оппозицию и коалицию политики готовы использовать любой повод ради блокирования трибуны парламента. Так зачем еще отправлять наших людей в страну, где ситуация ухудшается, а число погибших среди военнослужащих контингента Международных сил по содействию безопасности в Афганистане (ISAF) растет?

Несмотря на полученные поражения, движение «Талибан» сумело возродиться, и активность талибов в последние годы резко возросла. Влияние сторонников «яростных мулл» усилилось не только в сельской глубинке, но и в городах. Их действия становятся все более масштабными и скоординированными, а боевые столкновения с правительственными войсками и подразделениями коалиции происходят практически ежедневно. Причем не только на юге страны, но и в центральной части Афганистана. В последние месяцы талибы даже провели ряд успешных террористических актов в самом Кабуле, где действуют повышенные меры безопасности: улицы афганской столицы постоянно патрулируют военнослужащие ISAF и местные полицейские.

Но, несмотря на это, Киев все же принял политическое решение увеличить численность миротворческого персонала в Афганистане. С просьбой пояснить его мотивы «ЗН» обратилось к начальнику управления евроатлантической интеграции Генерального штаба Вооруженных сил Украины Борису КРЕМЕНЕЦКОМУ.

— Борис Владимирович, чем обосновывается необходимость увеличения численности украинского миротворческого персонала? Ведь в Украине, памятуя о советских жертвах войны в Афганистане, многие выступают против пребывания там наших военных…

— На сегодняшний день в Афганистане находятся десять офицеров, которые туда отправлены в соответствии с указом президента Украины. Они не участвуют в боевых операциях. Один из них — специалист по гражданско-военным отношениям — проходит службу в штабе ISAF в Кабуле. Семь офицеров входят в состав литовской группы по реконструкции северной провинции Гор, занимающейся восстановлением образовательных, медицинских, административных учреждений. Еще два офицера — военные врачи — в составе литовского контингента работают в городе Чакчаран на северо-востоке Афганистана.

Что касается расширения нашего присутствия, то, как вы знаете, Афганистан — это проблема номер один как для НАТО, так и для многих европейских государств, которые прилагают усилия по стабилизации ситуации в этой стране. Естественно, Украина не может стоять в стороне от этих процессов. Но вопрос пребывания наших военнослужащих в Афганистане весьма чувствителен для украинского общества. Поэтому в повестке дня не стоит вопрос о направлении военного контингента или военнослужащих для выполнения боевых задач. Речь идет только об увеличении нашего миротворческого персонала на несколько офицеров, которые будут заниматься логистикой, инженерным обеспечением, а также вопросами гуманитарного характера.

Сегодня много спекулируют вокруг нашего участия в ISAF. Один из таких мифов, что НАТО якобы давит на Украину с целью отправки военнослужащих в Афганистан. Это не так. Например, в северной провинции Мазари-Шариф работает группа по реконструкции, созданная Швецией. Эта страна не является и не стремится стать членом Североатлантического альянса, но, тем не менее, активно сотрудничает с НАТО в рамках ISAF. В Афганистане есть специалисты из Финляндии, Новой Зеландии, Австралии, Японии. Всего из почти сорока государств. Иными словами, в мире понимают, что нельзя стоять в стороне от тех процессов, которые происходят в Афганистане, и что лишь совместными усилиями можно решить проблемы восстановления страны, борьбы с терроризмом и наркотиками.

— Вы думаете, ваши аргументы убедят оппонентов увеличения числа нашего миротворческого персонала в Афганистане?

— Вооруженные силы Украины выполняют задачи, возлагаемые на них руководством государства, Верховным главнокомандующим. У нас есть понимание того, что мы не можем стоять в стороне от мировых процессов и как страус зарыть голову в песок. Мы также понимаем, что общество не воспримет направления в Афганистан боевых подразделений. При этом следует отметить: в Афганистан едут только по собственному желанию, никого туда насильно не отправляют.

— Необходимо ли согласие Верховной Рады на увеличение численности нашего персонала в Афганистане?

— Нет. Это решение требует только изменения в указе президента от 26 января 2007 года. В соответствии с Законом «Об участии Украины в международных миротворческих операциях», личный состав может участвовать в миротворческой операции либо как контингент (воинское подразделение, оснащенное штатным оружием и техникой), либо как персонал (отдельные военнослужащие). Для направления миротворческого персонала достаточно указа президента. Что касается контингента, то решение о его направлении принимается исключительно Верховной Радой Украины по представлению президента. Напомню, что у нас сегодня есть только два контингента: в Косово (под эгидой НАТО) и в Либерии (под эгидой ООН). Все остальные наши миротворческие миссии — это персонал.

— По информации «ЗН», планируется увеличить численность миротворческого персонала до тридцати человек. Чем будут заниматься эти офицеры? Будут ли среди них вертолетчики?

— Могу вас уверить, что речь не идет о тридцати офицерах. Планируется увеличить группу всего на несколько человек. Каковы будут их функции — этот вопрос сейчас обсуждается с литовскими коллегами.

На рабочем уровне к нам поступало много обращений с предложениями направить в Афганистан контингент, вертолеты, какие-то специальные группы по охране аэродромов и т.п. Но, учитывая историю, мы понимаем, повторю, что этот вопрос очень чувствительный в обществе. Поэтому вопрос о направлении в эту страну подразделений, вертолетчиков даже не рассматривается.

— Из-за недостатка средств, выделяемых из бюджета Минобороны, в этом году под угрозой свертывания оказались многие миротворческие операции, в которых участвуют украинские военнослужащие. Кто финансирует пребывание нашего миротворческого персонала в Афганистане?

— Действительно, государство, участвующее в миротворческих операциях НАТО (а операция ISAF проходит под эгидой альянса), должно само финансировать свой контингент. В случае с украинским миротворческим персоналом в Афганистане наша страна оплачивает только денежное содержание своих военнослужащих. Могу сказать, что это небольшие деньги, некоторые государственные служащие в Украине получают куда больше. Все остальное обеспечивают литовские вооруженные силы: есть подписанное соответствующее соглашение с Литвой и НАТО. Кроме того, в рамках фонда «Варшавская инициатива» Соединенные Штаты планируют предоставить в распоряжение наших офицеров два бронированных автомобиля. Думаю, в начале марта мы их уже получим.

— Почему украинские офицеры находятся в составе литовского контингента, а не шведского, британского или, скажем, польского?

— Существуют несколько причин. Во-первых, у нас сложились дружеские отношения с вооруженными силами Литвы. Во-вторых, это условия обеспечения, которые нам предложила литовская сторона. В-третьих, во внимание принимался и фактор безопасности наших офицеров. В Афганистане самые опасные провинции находятся на юге и юго-востоке. Провинция Гор — на северо-западе страны — одна из самых безопасных в Афганистане: здесь нет боевых действий. Поэтому наиболее целесообразным считается участие в литовской группе по реконструкции провинции Гор.

Кстати, из-за соображений безопасности мы не вошли в состав польского контингента. Как вы знаете, с поляками у нас давние партнерские отношения. В Ираке наша бригада была в составе польской дивизии. В Косово находится совместный украинско-польский батальон. Польша сейчас разворачивает свои подразделения в Афганистане в юго-восточной провинции Газни. И, конечно же, были разговоры относительно нашего возможного участия в составе польского контингента. Но в этой провинции сложная обстановка: существуют реальные угрозы безопасности персонала. Потому было принято решение направить наш миротворческий персонал в составе литовского контингента в провинции Гор. ***

Поясняя в частных беседах мотивы планов по увеличению численности нашего миротворческого персонала в Афганистане, во внешнеполитическом и оборонном ведомствах обращают внимание на то, что участие наших военнослужащих в операции НАТО в этой стране позволяет Киеву демонстрировать последовательность в проведении политики евроатлантической интеграции. Что вовсе нелишне, учитывая отсутствие успехов в сфере экономических реформ и демократических преобразований в нашей стране. А кроме того решение увеличить количество наших миротворцев в Афганистане добавит Киеву аргументов в его усилиях обеспечить участие украинской делегации в юбилейном саммите НАТО 3-4 апреля.

А вот что касается украинского Верховного главнокомандующего, то можно предположить, что он преследовал и другую цель, когда, сделав символический жест в сторону НАТО и Соединенных Штатов, решил минимально увеличить украинское присутствие в Афганистане. Вашингтон с разочарованием наблюдает за внутриполитическим противостоянием в Украине и теряющим популярность президентом. Поэтому для Ющенко сейчас важно создать предпосылки для диалога с новой администрацией Белого дома. Ради этого, по неподтвержденной неофициальной информации, в Киеве даже готовы отправить в Афганистан группу вертолетчиков. В свое время по этому же пути пошел Леонид Кучма, направляя в Ирак украинский контингент.

Для Вашингтона сейчас важно максимальное усиление присутствия в Афганистане стран–участников Международных сил по содействию безопасности. Причем как в гуманитарном секторе контингента ISAF, так и в военном. Вот и накануне встречи в Кракове министров обороны стран–членов Североатлантического альянса глава Пентагона Роберт Гейтс повторил: администрация Соединенных Штатов готова увеличить американское присутствие, но Вашингтон ожидает, что и его союзники сделают больше. Позже Гейтс заявил, что около двадцати государств готовы в той или иной степени увеличить свое присутствие в этой стране. Но проблема для Соединенных Штатов заключается в том, что его союзники по Североатлантическому альянсу не спешат направлять дополнительные войска не только в южные, но даже в северные афганские провинции. Впрочем, увеличение численности контингента антитеррористической коалиции вовсе не означает, что ситуации в стране улучшится. А наличие в Афганистане украинских миротворцев не свидетельствует о том, что Украина останется для Вашингтона в числе его внешнеполитических приоритетов.

Автор: Владимир КРАВЧЕНКО

ВКонтакте Buzz Live journal Facebook Twitter

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL+Enter
Письмо редактору
Вы не авторизировались.
Если у вас уже есть учетная запись ВКурсе.ua, войдите или зарегистрируйтесь.
ваш коментарий:

Читайте также:

Bitsane запускает сервис обмена криптовалют

21 ноября, 08:06

Биометрическая идентификация: насколько безопасна такая форма защиты?

5 ноября, 07:48

Минобороны планирует достичь полной совместимости с НАТО до 2020 года

14 августа, 19:49

Последние новости за сегодня: