Новости / Технологии / Глава «МТС-Украина»: 2G превратить в 3G – это не просто «Ж» дорисовать
19 ноября 2011, 11:31
Размер шрифта: А А А

Глава «МТС-Украина»: 2G превратить в 3G – это не просто «Ж» дорисовать

Глава «МТС-Украина»: 2G превратить в 3G – это не просто «Ж» дорисовать, Иван Золочевский, МТС, мобильный интернет, телефон, широкополосной доступ, ШПД
Глава «МТС-Украина»: 2G превратить в 3G – это не просто «Ж» дорисовать

Как будут меняться тарифы мобильной связи? Ждать ли украинцам третьего поколения связи? Как государство лоббирует интересы «Укртелекома» и к чему это может привести?

Об этом рассказал в своем первом интервью новый генеральный директор «МТС Украина» Иван Золочевский.

Если выдать трем украинским мобильным операторам – МТС, «Киевстару» и life:) – лицензии на связь третьего поколения, то какого размера инвестиции могут быть направлены в нашу страну?

 В зависимости от того, какую модель выберет для себя каждый из операторов. Есть модель, когда делается полное покрытие всех территорий. Либо компания строит сеть только там, где вложения гарантированно окупаются. Мы просчитывали оба варианта. По нашим оценкам, второй вариант «ограниченной стройки» распространяется всего на 35 украинских городов. Все остальное является неокупаемыми инвестициями. И, конечно, принять решение, надо ли это делать, заранее нельзя. Поэтому оценивать общие масштабы я бы сейчас не взялся. Тем более, что в мире есть модель, когда сети новых поколений связи (3G, 4G) строятся совместными усилиями нескольких местных операторов.
 

Считаете ли вы, что создание консорциума под 3G на украинском рынке – это реальная модель взаимодействия?

Это позволяет делать инвестиции окупаемыми. Ведь 2G превратить в 3G – это не просто еще одно «Ж» дорисовать. Это очень масштабные инвестиции, полная переделка сети. Кроме того, это длительный процесс. Если делать быстро, переход займет год-полтора, а если грамотно и эффективно – то 2-3 года. Мы понимаем, что возможность объединения в консорциум существует, но пока в явном виде речи об этом нет.

Сколько все же нужно одному оператору, чтобы покрыть всю Украину?
 

Сотни миллионов долларов. Большое значение имеет радиочастотный диапазон, в котором будет выдана лицензия. Покрыть всю Украину в диапазоне 900 МГц существенно дешевле и быстрее, чем в диапазоне 2,4-2,5 ГГц, например. Поэтому, если начнется разговор о выдаче лицензий, мы параллельно начнем переговоры с другими операторами по обмену частотами 900 МГц (сейчас используются под GSM-связь). Часть из них можно будет отвести под 3G в небольших населенных пунктах. Если освободившиеся частоты дополнят основной диапазон 2ГГц, на который будут выданы новые лицензии, то можно добиться гораздо более широкой территории покрытия за те же деньги. И мобильный скоростной интернет будет доступен у пользователя в телефоне, где бы он ни находился, а не только в Киеве, Донецке, Одессе и других крупных городах.

Предположим, если МТС получит лицензию на 3G и договорится с операторами о более эффективном использовании диапазона 900 МГц. А что в таком случае компания будет делать с CDMA-сетью (работает в диапазоне 450 МГц), которая сейчас используется для оказания услуг мобильного интернета под брендом «МТС Коннект»?

Спрос на 3G растет — сегодня мы предоставляем больше услуг, чем рассчитывали. Поэтому постоянно вкладываем средства в развитие сети. Но, конечно, экономически эффективнее было бы эксплуатировать однородную по технологии сеть. Иметь два разных 3G стандарта (CDMA EV-DO и UMTS), распространять разные подвиды абонентского оборудования было бы в длительной перспективе не правильно. Поэтому, если будет развиваться история с тендером на UMTS-лицензии, через несколько лет по нашему CDMA-проекту придется принимать какое-то решение. Фактически, это сеть, которую мы строили в дополнение к основному бизнесу в условиях отсутствия полноценного 3G.

Какой процент от общего дохода составляет заработок от CDMA-бизнеса?

Это миллионы гривен и не те деньги, от которых можно было бы вдруг отказаться, не получив равноценного заменителя.

Какой дополнительный доход могут принести частоты под UMTS, если такие будут выданы?

Это сильно зависит от конкурентной обстановки и уровня цен. Думаю, в перспективе нескольких лет такие услуги могут приносить до 20% дополнительного дохода. Но я не уверен, что каждый оператор-лицензиат вырастет настолько. Опыт других стран говорит о том, что максимальный эффект получает компания, которая первой запускает продукт, доступный всему рынку. Другие операторы, как правило, отстают от лидера.

Заинтересована ли МТС в покупке ООО «Тримоб» (мобильное подразделение с 3G лицензией, которое продает «Укртелеком», бывший Utel)?

Мы ведем переговоры на эту тему. Процесс развивается. Договоренности пока нет.

Говорят, что кроме трех отечественных мобильных операторов в покупке «Тримоба» заинтересовался и «Ростелеком». Вы ничего об этом не знаете?

Говорят многое. Но очевидно, что сеть UMTS без существующей сети и абонентов GSM многого не даст на этом рынке. Такая бизнес-модель неокупаема. Ей можно следовать, только имея интересы, далекие от экономических.

Получали ли вы данные от «Укртелекома» по активам Utel и оценивали ли вы уже эту компанию?

Нет, не оценивали. И никаких данных, о том, что конкретно продается, не получали. Пока ситуация с продажей этого актива достаточно подвешенная.


Поговорим о взаиморасчетах, которые проводят между собой наши операторы. Величина межсетевых ставок напрямую влияет на величину розничных тарифов. Считаете ли вы, что их установленный регулятором уровень приемлем для дальнейшего развития отрасли?

Действующий тариф на доступ к мобильным сетям – 36 коп/мин – в полтора раза выше, чем в России. В этом состоит одно из отличий российского и украинского рынков. Но при этом средняя стоимость минуты разговора в Украине в 3-3,5 раза ниже. И не факт, что ставку интерконекта нужно снижать. Мы не считаем, что маленькие ставки – это очень хорошо. Высокие барьеры между операторами создают возможность фиксировать свою абонентскую базу и не создавать безумные перетоки клиентов между операторами, от которых, по большому счету, не выигрывает никто, кроме компаний, которые занимаются продажей сим-карт (около 90% подключений абонентов осуществляют дилеры). Для операторов это чистые затраты. Они перемалывают одну и ту же абонентскую базу. Люди бегают по кругу, а мы за это платим.

Если обнулить возможность зарабатывать на обмене трафиком с операторами, инвестиции в мобильную связь становятся невозвратными. Т.е. отрасль не будет развиваться.

Национальная комиссия по вопросам регулирования связи предложила со следующего года установить единую интерконнект-ставку 32 коп/мин на все сети. Считаете ли вы, что такой тариф обоснован?

Как я уже говорил, чем ниже ставка, тем сложнее будет субъектам рынка. Возможно, это в интересах его отдельных участников. Но это явно не мы, и мы это не приветствуем. У нас весьма настороженное отношение к этому вопросу.

Повышается ставка только для одного крупного участника рынка – «Укртелекома» — у которого сейчас ставка на доступ к сети 25 коп/мин, а будет на 7 копеек больше…
Ну, как говорится: Cherchez la femme. Если государство заинтересовано, чтобы у компании подросли доходы, значит, оно принимает такое решение. А вот на взаиморасчетах между мобильными операторами и на рынке в целом это отразится не очень хорошо. Фактически нам придется снижать действующие ставки с 36-40 коп/мин до 32 коп/мин., что приведет к существенному уменьшению валового дохода.

Сколько денег вы недополучите?

Это миллионы долларов.

МТС судилась с «Астелитом» с весны по интеконнекту. Конкурент хотел добиться меньшей ставки на доступ к вашей сети. Недавно была подписана мировая. Что вас побудило это сделать?

Худой мир лучше доброй ссоры. Мы договорились о симметричных ставках. У нас не было договора, а значит, и не было возможности проводить расчеты, начислять расходы и доходы, мы вынуждены были резервировать кучу денег. Никому не удобно иметь такую огромную дыру в отчетности в течение 9 месяцев.

Вы что-то будете кардинально менять в тарифообразовании, или оставите тарифы такими, как есть?

Мы не будем плодить большое количество тарифных предложений. Думаю, история с бесплатными звонками внутри сети, которая работает в Украине уже три года, имеет неплохую перспективу, если регуляторная обстановка останется прежней.

Если упадет ставка на доступ к сетям всех мобильных операторов, вы будете удерживать бесплатную внутрисеть?

До определенного уровня — да. Если вдруг ставка интерконнекта станет ниже уровня цен на рынке, то абонентские базы могут «потечь».

То есть она должна составить около 20 коп/мин?

Ну, она должна быть значительно выше. Оптимален тот уровень, который существует сегодня. Если случится резкое снижение ставок, нужно будет менять подходы и придумывать что-нибудь совсем другое. Не могу сказать, что мы не будем готовы к этому — тем и хороша работа в группе компаний, что есть экспертиза разных рынков и набор разных моделей ценообразования и тарифной политики. Т.е. изобретать велосипед нам не придется. Но, повторю, в целом на рынок это окажет негативное воздействие. Пока же выбранная стратегия не вызывает вопросов с точки зрения перспектив.

Это в общем. А скажем, по каким-то новым предложениям, с точки зрения тарифов?

Мы только что запустили безлимитный тариф Ultra как определенное нишевое предложение для тех, кто составляет ядро нашей абонентской базы.
Это абсолютно новая модель. До этого мы фокусировались на двух рынках: массовом с тарифным предложением «ноль внутри сети» и бизнес-рынке. Сейчас мы пытаемся прощупать, существует ли еще один рынок между ними. То есть это предложение, для тех, кто в мире называется средним классом. Мы понимаем, что в Украине в целом это не самая распространенная прослойка. Если она будет расти вследствие тех или иных экономических решений, мы будем расширять масштаб присутствия новых предложений.

Какие действия МТС собирается предпринимать в области развития скоростного фиксированного доступа в интернет (ШПД)? Я так понимаю, что уже давно был запущен какой-то процесс и, вроде как, даже наметились цели поглощения небольших операторов.

Мы находимся в постоянных переговорах с провайдерами ШПД. Ситуация на этом рынке также отличается от российского. В Украине не было этапа консолидации мелких игроков, который в свое время прошел в России. Объединенный провайдер впоследствии был выкуплен группой МТС. Для нас эта сделка стала весьма удобным вариантом, потому, что мы сразу получили большой актив и значимую долю рынка. Что касается Украины, у нас нет организационного ресурса, который способен переварить десятки мелких компаний по отдельности. Мы не можем просто пойти на рынок и купить 50 провайдеров. Кто будет ими заниматься? У нас нет раздутых штатов, огромного количества ресурсов, людей и т. д. Другое дело, если кто-то консолидировал бы этот рынок. Мы с удовольствием рассмотрели бы покупку большой компании.
Пока этого нет, мы смотрим на каждый актив с оценкой перспективы. Есть огромное количество провайдеров с абонентской базой в 1000-3000 абонентов. Но мы слишком большие для таких покупок.

А если смотреть на рынок ШПД в более длительной перспективе…

В любом случае, ШПД рынок нам интересен. Через месяц мы будем обсуждать стратегию развития МТС на рынке ШПД в Украине и будем решать, при каких условиях и во что инвестировать. Есть множество вариантов: можно строить самим, входя в те районы, где уровень конкуренции позволяет это сделать. Можно покупать, но опять-таки организационно разными способами. Можно развить компанию «Комстар Украина» (работает в Одессе и Киеве). Она маленькая для нас, но не для рынка. Возможно, это будет более правильным, чем инвестировать в других провайдеров и интегрировать их в МТС. Можно, в конце концов, делать ставку на беспроводные, а не фиксированные технологии и строить мобильные скоростные сети по передаче данных. Так или иначе, стратегически ШПД для нас — приоритет номер один. С точки зрения развития точно.

Были ли у вас переговоры не с маленькими операторами, а с более крупными?

Нет, не было. Периодически на рынке возникают разговоры в формате «как бы вы посмотрели на перспективу купли-продажи». Мы обязаны видеть и оценивать все возможности на этом рынке, но о реальных договоренностях говорить пока не приходится.

А пилотную сеть ШПД вы уже построили?

Строительство закончено. Сейчас имеем возможность тестировать на ней ту модель бизнеса, которую хотели бы предложить рынку в целом. Но говорить о результатах пока еще рано.
 

Где построена эта сеть?

Донецк и Киев. Речь идет о подключении отдельных домов, домохозяйств.

Вы подключаете абонентов под брендом МТС?

Конечно.

Рекламировали в тех домах, где построили сеть?

Да, но широкой кампании по подключению точно нет, поскольку это пилотный проект.

Планируются ли какие-то совместные проекты с мобильными ритейлерами?

Мы прорабатываем разные возможности с ними. В данный момент обсуждается пакетная продажа телефонов с нашими допуслугами на некоторых эксклюзивных условиях. Такую же модель используют розничные сети МТС в России, которые продают очень много телефонов. Мы хотели бы предложить ее и украинским ритейлерам.

То есть это будут допуслуги, предустановленные оператором на телефон при покупке?

Верно. Кроме того, под допуслугами нужно понимать и брендирование телефонов, и зашивку в телефоны приложений, которые бы гарантировали покупателю пользование определенными, интересными им сервисам. Это может быть мобильное телевидение, интернет-помощник, мобильный банк и так далее. По сути, «транспортом» для услуг, так или иначе, будет мобильный Интернет. Но не хотелось бы сводить все допуслуги к стандартному браузингу.

Будут ли брендированные планшеты МТС?

Да, они уже вот-вот появятся в рознице (перед Новым годом). Это будут планшеты на основе ОС Android.

МТС вводит такую новую дополнительную услугу, как плата за отчет о доставке СМС (будет обходиться потребителю в 3 копейки). Вы таким образом хотите получить дополнительный доход?

Эта функция в телефонах обычно выключена по умолчанию. В данном случае, это просто тест на сознание использования ресурсов сети. Мы бы не хотели, чтобы ресурсы сети использовались без надобности. Это приводит к тому, что тот, кто за сервис платит, не получает того, что ожидает. Поэтому мы перераспределяем ресурсы сети. Это с одной стороны. С другой стороны, три копейки — это символическая цена. Для большей части абонентов отчет о доставке СМС не важен, они просто отключат этот сервис. Финансовый эффект такого нововведения близок к нулю.

Сколько таких отчетов в среднем?

Немало. Мы предполагаем, что их количество сократится в три раза.

Ваш конкурент – «Киевстар» — активно развивает контент-порталы с музыкой и фильмами. Договаривается напрямую с правообладателями. Как МТС будет двигаться в этом направлении?

Мы тоже договариваемся — в России у нас есть контент-проект Omlet.ru.
Я думаю, что переговоры с контентщиками в Украине имеют весьма тупиковые перспективы, потому что даже объемы российского рынка не позволили выйти на договоренности с мейджерами. Так, как это сделал, например, Apple, в России не получается сделать, а в Украине – тем более. Контент — это другой бизнес. Он развивает, но не дает дополнительных преимуществ.

Биография:

Золочевский Иван Александрович родился в 1972 г. Окончил физический факультет Педагогического института им. Герцена в Санкт-Петербурге, позднее получил профессиональный сертификат в области менеджмента в Открытом университете Великобритании. До 1998 г. работал в группе компаний «Транзас» начальником отдела маркетинга. С 1998 по 2001 г. — директор по продажам петербургской компании «Ниеншанц». С 2001 по 2005 г. — директор про продажам петербургской компании BCC. С января 2005 г работает в группе МТС. 

ВКонтакте Buzz Live journal Facebook Twitter

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL+Enter
Письмо редактору

Комментарии (1)

  • Ujiiebebeh (анонимно) 18 мая 2012, 02:09 ссылка
    Thanks for starting the ball rolling with this inshigt.
Вы не авторизировались.
Если у вас уже есть учетная запись ВКурсе.ua, войдите или зарегистрируйтесь.
ваш коментарий:

Читайте также:

Обновление Windows 10 убило устройства пользователей

2 июня, 16:07

Wi-Fi в кафе и мобильные устройства – основные угрозы для кибербезопасности

30 мая, 11:01

Последние новости за сегодня: